ОКНО ОВЕРТОНА ИЛИ ЯЩИК ПАНДОРЫ?

К началу журналистского расследования «ОКН» подтолкнули недавние события, связанные с проблемой сохранения объектов культурного наследия в Курске. И в частности — очередной приступ активности местных, так называемых «градозащитников», ностальгирующих по хайпу, который эти невнятные молодые люди почему-то назвали «митингом». Ну да не о терминологии речь. Сами того не подозревая и видимо, считая, что они открывают Окно Овертона, «градозащитники» открыли скорее ящик Пандоры. Ибо даже предварительные результаты нашего расследования ситуации с ОКН удивят многих в Курске. И удивят, как это и положено содержимому ящика Пандоры, неприятно…

Итак, мы решили разобраться в том, что же такое эти Объекты культурного наследия — ОКН и общий исторический облик Курска, за сохранение которых так активно борются на словах, в интернет-дискуссиях и в вербальных чат-баталиях активисты курской «градозащиты»? Сколько всего ОКН в Курске и области? В каком они состоянии? И сколько памятников архитектуры удалось сохранить своими действиями, пусть по большей части и виртуальными, красноречивым неопатриотам Курска?

Для начала — немного скучной, но необходимой для понимания сути вопроса информации. К объектам культурного наследия относятся объекты недвижимого имущества и иные объекты с исторически связанными с ними территориями, произведениями живописи, скульптуры, декоративно-прикладного искусства, объектами науки и техники и иными предметами материальной культуры, возникшие в результате исторических событий, представляющие собой ценность с точки зрения истории, археологии, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры и являющиеся свидетельством эпох и цивилизаций, подлинными источниками информации о зарождении и развитии культуры.

Объекты культурного наследия подразделяются на следующие виды:
памятники — отдельные постройки, здания и сооружения с исторически сложившимися территориями; мемориальные квартиры; мавзолеи, отдельные захоронения; произведения монументального искусства; объекты науки и техники, включая военные; объекты археологического наследия; ансамбли — четко локализуемые на исторически сложившихся территориях группы изолированных или объединенных памятников, строений и сооружений фортификационного, дворцового, жилого, общественного, административного, торгового, производственного, научного, учебного назначения, а также памятников и сооружений религиозного назначения, в том числе фрагменты исторических планировок и застроек поселений, которые могут быть отнесены к градостроительным ансамблям; произведения ландшафтной архитектуры и садово-паркового искусства — это сады, парки, скверы, бульвары, некрополи; объекты археологического наследия; достопримечательные места — творения, созданные человеком, или совместные творения человека и природы, в том числе места традиционного бытования народных художественных промыслов; центры исторических поселений или фрагменты градостроительной планировки и застройки; памятные места, культурные и природные ландшафты, связанные с историей формирования народов и иных этнических общностей на территории Российской Федерации, историческими, в том числе военными, событиями, жизнью выдающихся исторических личностей; объекты археологического наследия; места совершения религиозных обрядов; места захоронений жертв массовых репрессий; религиозно-исторические места. В границах достопримечательного места могут находиться памятники и ансамбли.

Что касается общего исторического облика города, то таковой может быть у городов со статусом «Историческое поселение», в список которых Курск, к сожалению, не входит с 2010 года. Впрочем, и до 2010 года Курск историческим поселением не являлся и лишь претендовал на включение в список таковых.

Тем не менее, тема сохранения исторического облика Курска была, есть и остается животрепещущей. Вообще во всех провинциальных городах России вопрос сохранения исторического облика является острой проблемой, обуcловленной постоянно нарастающей потерей архитектурного наследия. Виновниками этой потери, как правило, общепринято считать чиновников и застройщиков. Курск — не исключение. И вместе с тем — исключение. Да еще какое.

По состоянию на 1 января 2018 года на территории области располагалось 215 объектов культурного наследия федерального значения, 865 — регионального, 7 объектов местного, то есть —муниципального значения и 3469 выявленных объектов культурного наследия. Спустя всего полтора года эти цифры существенно изменились. Особенно — последняя.

По состоянию на 3 июня 2019 года в регионе осталось 44 объекта культурного наследия федерального значения и 850 — регионального значения. Не уменьшилось количество объектов местного, то есть — муниципального значения — 7. А вот количество выявленных объектов культурного наследия в регионе сократилось кардинально — с 3469 до 2223 объектов. Тенденция очевидная и печальная, но, как и было сказано выше, не исключительная в масштабах Федерации. Что ж все-таки позволяет называть Курск и ситуацию с ОКН в столице Соловьиного края исключением?

А вот что, собственно. Итак, очевидное и регулярное исчезновение в городе памятников архитектуры, которое всегда вызывает широкое общественное возмущение — это факт. То, что ни одна из широко распиаренных акций местных «градозащитников» никакого практического смысла не имела и ни одно историческое здание в защиту которого ими проводились митинги не спасено — тоже факт. И соответственно, неоспоримым фактом логично было бы считать то, что количество ОКН в Курске за год сократилось. Ну или должно было неминуемо сократиться.

Однако это не так. Если по состоянию на январь прошлого года в Курске было выявлено 124 ОКН регионального значения, то к июню года текущего в перечне выявленных ОКН на территории Курской области значится, что в Курске таковых — 508. То есть — на 384 ОКН больше, чем было документально зафиксировано в прошлом году. Такой вот парадокс. Перестающий впрочем казаться парадоксом при более детальном и пристальном изучении «уникального явления», при котором, несмотря на регулярное уничтожение городских памятников архитектуры, их становится не меньше, а напротив — все больше и больше. И принимающий очертания преступления. Предположительно — мошенничества в особо крупных размерах, совершенного группой лиц по предварительному сговору. И длящегося уже весьма продолжительное время. Кстати, надо отдать должное предполагаемым авторам широкомасштабной махинации — созданная ими преступная схема позволяет извлекать колоссальную прибыль из ничего. Вот — совсем из ничего. Однако, обо всем по порядку

Своеобразное отношение властей Курска к архитектурным памятникам всегда являлось и остается притчей во языцех. Если ОКН или даже целый ансамбль ОКН, а то и исторический квартал мешает строительству, как правило, торгового центра или, например, ультрасовременной частной клиники, то судьбу этих объектов культурного наследия можно считать предрешенной. Исторические дома, здания постройки 18-19 веков исчезают тогда волшебным образом, без проволочек, пыли и шума, во всех его смыслах. Конечно, если застройщик — не просто застройщик, а «уважаемый» в городе человек, столп общества, к тому же — депутат облдумы или горпарламента.

Кстати. Сравните два дома, расположившихся по-соседству друг от друга. Дом No22 и дом No18 по улице Димитрова. И угадайте, какой из домов является архитектурным памятником. А какой — нет.

Дом, расположившийся по соседству с недавно открывшийся частной клиникой, ОКН не является. В отличии от полуразвалившейся деревянной постройки напротив.

Комментарии излишни, как говорится. Объяснять — почему — тоже, ведь так?

Заметьте, в таких случаях и пламенные «градозащитники» с их митингами и пикетами куда-то испаряются без следа. Что-то, например, я ни одного из таких активистов ни разу не увидел возле ОКН — «Ансамбль «Городская усадьба» на улице Димитрова, 26 уничтоженного совсем недавно — последние старинные кирпичи памятника архитектуры еще месяц назад растаскивали рабочие. А остатки ОКН — «флигеля, конюшни и ограды» и сейчас таскают.

Но мы попробовали разобраться не в том, как в Курске исчезают ОКН. А в том, как появляются новые, как это не абсурдно звучит, памятники старины — объекты культурного наследия. Сложным это не оказалось. Даже скорее, в полном соответствии с клише «все гениальное — просто», механика чудесного возникновения на городских улицах из ниоткуда все новых и новых ОКН оказалась гениально простой. И чертовски выгодной. Все дело — во «вновь выявленных объектах культурного наследия».

Вообще, выявлением объектов культурного наследия занимаются региональные органы и муниципальные органы охраны объектов культурного наследия, которые организуют проведение работ по выявлению и государственному учету объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия. А порядок проведения этих работ устанавливается федеральным органом охраны ОКН. Однако, при этом организацией проведения работ по выявлению объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, может заниматься практически любой желающий. Точнее — такие работы, за исключением работ по выявлению объектов археологического наследия, могут осуществляться любыми физическими или юридическими лицами самостоятельно в соответствии с государственными программами, а также по заказам физических или юридических лиц за счет средств заказчика. В чем же заключается работа по выявлению ОКН? И какими знаниями или ресурсами должен обладать человек, решивший заняться такой работой? С ответами на эти вопросы все просто.

Итак, вы — тот «любой», кто решил заняться сохранением ОКН родного города. Работа по выявлению объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия, представляет собой подготовку сведений об историко-культурной ценности объекта, обосновывающих отнесение объекта к объектам, обладающим признаками объекта культурного наследия.

Такая подготовка включает в себя первым делом визуальный осмотр и фотофиксацию объекта. С этим сегодня сложности вряд ли у кого-либо могут возникнуть.

А вот затем будет необходимо собрать документы и материалы об историко-культурной ценности объекта. Таковыми являются историко-архивные, библиографические и иные исследования. При этом придется осуществить изучение и провести анализ полученных документов и сведений с точки зрения истории, архитектуры, градостроительства, искусства, науки и техники, эстетики, этнологии или антропологии, социальной культуры.

Звучит весьма внушительно. Но, по большому счету, если у вас есть знакомство в госархиве региона или друг-начальник в областном архивном управлении, этот наиболее трудоемкий этап становится значительно более быстрым и легким.

Далее необходимо будет направить в региональный орган охраны объектов культурного наследия заявление о включении объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в единый государственный реестр объектов культурного наследия народов Российской Федерации. Оно должно быть составлено в определенной форме и содержать в себе актуальные и достоверные сведения об объекте. К такому заявлению прикладываются сведения о местонахождении объекта — адрес объекта или при его отсутствии описание местоположения объекта;

— сведения об историко-культурной ценности объекта;

— иные сведения об объекте, при их при наличии.

Все. Остается дождаться решения по вашему заявлению. Вы, ну или гипотетический «любой» сделали все для того, чтобы сохра- нить обнаруженный вами памятник архитекту- ры любимого города. Можно начинать испыты- вать тихую гордость.

Ну и где тут колоссальная выгода, спросите вы? В чем профит, так сказать? И о какой махинации шла речь выше? Минуточку терпения, дамы и господа.

Если разместить на карте Курска все 508 выявленных городских объектов культурного наследия, то вы наглядно все увидите сами. Например то, что в районах наиболее старых курских улиц ОКН как-то не особо много. А вновь выявленных — так и вовсе нет. Ни в Ямской слободе, ни на Пушкарных улицах и переулках, ни в Казацкой. На улицах, спускающихся к реке Тускарь, таких, как Никитская, где, если верить историческим справкам и документам, а также редким фото, стоят местами все те же здания, что были построены пару веков назад, объектов культурного назначения также не выявлено и не планируется никем выявлять.

Зато напротив, вас наверняка поразит обилие вновь выявленных ОКН вблизи площадок массовой и точечной застроек, а также на местах перспективных строительных площадок. Как не менее должно будет удивить даже несведущего человека и «неожиданное» выявление архитектурных памятников, охранные зоны которых постфактум нарушили строящиеся или уже построенные объекты — как правило, жилые дома.

Ну и еще раз поразиться или удивиться вам предстоит через год, а то и меньше, когда вы наверняка не увидите большинства из отмеченных вами на карте Курска вновь выявленных архитектурных памятников — исчезнут они из реестра ОКН так же, как и появились — волшебно, тихо и молниеносно. Без единого митинга активистов-градозащитников в их защиту.

Ну а если от урока занимательной картографии и теории вы решите перейти к практике, то есть — познакомиться с новоприобретенными для истории города памятниками архитектуры и увидеть их своими глазами, то плюсом к удивлению, вы получите возможность продлить себе жизнь. Нет-нет, это не шутка. Смех, он ведь продлевает жизнь, так? Если «да», то мы в ходе своего журналистского расследования и импровизированной инспекционной поездки по адресам вновь выявленных за прошедший год ОКН Курска продлили себе жизни изрядно.

Как вам, например, магазин «Пятерочка» на улице Интернациональной, 77? Архитектура впечатляет? Чувствуете дыхание старины? Как — нет?! Перед Вами же ОКН с позицией 217 официального реестра — «дом жилой конца 19 — начала 20 вв». В нем кстати размещалась детская музыкальная школа No2.

А как вам позиция 109 из списка вновь выявленных ОКН? Это тоже, как вы видите — «жилой дом конца 19 — начала 20 вв», расположенный на улице В. Луговая, 33. Что значит — нет, не видите?! Какой-такой магазин «Сантехника»? Каким сайдингом обшитый? Сказано же вам — ОКН!

ОКН на улице Гоголя, 81 и ОКН на улице Маяковского, 110 также впечатлили нас своим несомненно ценным для истории и архитектуры обликом, столь бережно сохраненным для Курска экспертом, внесшим его в 2019 году в список вновь выявленных ОКН.

Желание смеяться проходит, когда вы оказываетесь на втором или третьем десятке таких вот ОКН. Или перед кучей песка и стройматериалов. Или на пустыре, заросшем борщевиком. И это мы еще не поехали по адресам ОКН из списка, фотографий которых не оказалось (фотофиксация подвела? Пленка телефонной фотокамеры наверное оказалась засвеченной?).

Ну и о главном, к сожалению. О том, из-за чего подобные ОКН десятками появляются в списке охраняемых законом объектов, тогда как настоящие архитектурные памятники разрушаются и исчезают. О выгоде. О деньгах.

Итак, вы — все тот же «любой», радеющий за сохранение исторического облика Курска. Но не энтузиаст-альтруист. А эксперт. С хорошими знакомствами среди чиновничества. Хорошо знакомый с начальственным архивариусом. Осведомленный о планах городской застройки. Регулярно обнаруживающий ОКН то здесь, то там, но всегда — в центре Курска. А главное, равно способный как «неожиданно» обнаружить ОКН, так и доказать, что памятник вовсе и никакой не ОКН.

Исходя из количества ОКН, озвученного в начале публикации и с помощью нижеследующих данных и цифр, посчитайте сами, насколько выгодным является обнаружение новых старинных зданий. Или доказательство того, что историческое здание таковым не является.

Стоимость «экспертизы», в результате которой почти любому зданию в Курске эксперт, портрет которого нами описан выше может обеспечить статус ОКН составляет от 80 000 до 150 000 рублей.

А вот процедура вывода здания из реестра ОКН таким экспертом оценивается уже гораздо дороже и стоит около 250 000 рублей.

Определение охранной зоны ОКН с определением границ зоны охраны памятника с постановкой на кадастровый учет — 500 000 рублей.

Охранная грамота, регламентирующая охраняемые позиции памятника — 100 000 рублей.

Ну и теперь, уважаемые читатели, умножив количество вновь выявленных ОКН, подобных тем, которые мы объехали и которые вы видите на иллюстрациях на стоимость услуг эксперта, скажите сами — возможно ли придумать более выгодный бизнес по созданию сотен миллионов рублей прибыли из ничего? Кстати, в бюджеты различных уровней из этих денег попадает 0 рублей. Ни при возникновении из воздуха объектов культурного наследия. Ни при утрате таковыми статуса ОКН, на что готовы тратить любые деньги девелоперы, неожиданно оказавшиеся нос к носу с перспективой сноса многоэтажки, которая уже будучи построенной, а иногда и заселенной, оказалась в охранной зоне ОКН.

На этом наше журналистское расследование не заканчивается и в одном из ближайших номеров «КН» мы расскажем вам о его результатах — о том, кто и как зарабатывает на спекуляциях историей, о тех, кто ловит хайп на организации шумихи вокруг ОКН и о «бескорыстии» и «благородстве» отдельных «градозащитников». С именами и конкретными примерами рас- скажем. Будет интересно.

Ну а завершить эту публикацию хотелось бы все-таки на какой-то более, что ли, вооду- шевляющей ноте. Про Марьино и семь миллиардов рублей на его ремонт рассказали уже все. Про то, что в Единый государственный реестр недвижимости внесены данные о 5 объектах культурного наследия федерального значения, которые находятся на территории региона тоже вроде официальные СМИ уже сообщили. В список, кстати, попали:

— Главное здание усадьбы Нелидовых в Мокве, которое сейчас занимает санаторий

— Архиерейский дом ансамбля Знаменско- го монастыря (сейчас в нем работает Краевед- ческий музей)

— Торговые ряды на Советской площади Рыльска (торговые ряды купцов Латышевых)

— Дом воеводы Шемяки в Рыльске

— Палаты гетмана Мазепы в селе Иванов- ское Рыльского района.

Из неизвестного широкой общественности в деле охраны курских архитектурных памятников можем порадовать разве что двумя позитивными новостями.

Первая заключается в том, что государство обратило-таки внимание на один из старейших ОКН региона и выделяет 67 856 980 рублей на «Выполнение работ по сохранению объекта культурного наследия «Ансамбль зданий Сапоговской психиатрической лечебницы» Курская область, Курский район, п. Искра ОБУЗ ККПБ (реставрационные работы наркологического корпуса No12)». Дата проведения электронного аукциона — 04.12.2019 года.

Не менее, а пожалуй, что и более удивительной, позитивной новостью мы считаем благородный поступок неизвестного мецената, восстановившего для курян почти полностью разрушенный объект культурного наследия местного значения — великолепный «Ансамбль усадьбы Фон Фолимоновых» в деревне Ишутино Рыльского района Курской области. В советский период вплоть до 2010 года главный усадебный дом использовался как здание общеобразовательной школы. В 2016 году усадьба передана частному лицу с условием исторического восстановления.

О маршруте, которым можно добраться до исторического архитектурного памятника, часах работы музея и стоимости его посещения мы также расскажем в одном из ближайших номеров «КН» вместе с продолжением нашего журналистского расследования «ОКН»…

АВТОР Денис Шайкин

Related posts

Leave a Comment