КАЗНИТЬ НЕЛЬЗЯ ПОМИЛОВАТЬ

Обвинительный уклон российских судов по-прежнему является одной из главнейших проблем российской юстиции. А готовность судей поддержать государственное обвинение даже в случае, когда доказанность вины сомнительна, поощряет в следователях и прокурорах, в лучшем случае, небрежность в обосновании своей позиции. В худшем случае «фора», которую дают правоохранительным органам суды по уголовным делам, делает возможной не только обыкновенную коррупцию, но и например – прямую фальсификацию доказательств. Совершенно вопиющим примером вышесказанного стал приговор, вынесенный пятого ноября 2019 года судьей Ленинского районного суда Курска Светланой Дюкаревой бывшему преподавателю ЮЗГУ, Сергею Александровичу Сергееву

Сергей Александрович Сергеев родился пятого мая 1979 года. После окончания электро-механического техникума в 1998 году поступил в Курский государственный технический университет, который окончил в 2003 году, защитив свою научно-исследовательскую работу с успехом. В октябре 2003 года молодой ученый успешно сдал вступительные экзамены в аспирантуру, где продолжил свои научные исследования под руководством доктора технических наук профессора Учаева.

Через пять лет Сергей Сергеев успешно защищает диссертацию. Ученая степень кандидата технических наук присуждена ему диссертационным советом Московского государственного технологического университета «СТАНКИН» и утверждена ВАК РФ 18 января 2008 года. По прошествии года одна из исследовательских работ Сергеева получила поддержку в виде Президентского гранта в области технических и инженерных наук за 2009 год. Тогда же. В июле 2009 Сергей Александрович получает в ЮЗГУ назначение исполняющего обязанности заведующего кафедрой «Электроснабжение».

Январь 2010 года – блестящий молодой ученый, доцент Сергеев становится лауреатом Всероссийского конкурса «Инженер года» в номинации «Электроснабжение, электрические сети и системы. Успешно защитил диссертацию на тему «Повышение эффективности автоматизированного проектирования цепных муфт на основе создания их математической модели». Ученая степень кандидата технических наук присуждена диссертационным советом Московского государственного технологического университета «СТАНКИН» 06.11.2007 г. и утверждена ВАК РФ 18 января 2008 г.

К своим 35-ти годам курский ученый Сергей Сергеев является автором более пятидесяти работ. Из них 40 являются научными трудами, он написал 3 учебника, составил 8 учебных и подготовил 3 учебно-методических пособия. Однако, интересует доцента Сергеева отнюдь не только теория, он активно увлекается изобретательством и является обладателем 4 патентов и 3 свидетельств об официальной регистрации программ для ЭВМ.

Пятого декабря 2019 года, спустя пять лет изнурительных попыток доказать ложность обвинения и свою невиновность Сергей Александрович Сергеев оказывается на скамье подсудимых в Ленинском районном суде. Который приговаривает ученого к пяти годам лишения свободы в колонии общего режима со штрафом в 2 миллиона рублей и запретом на преподавательскую деятельность в течение 2,5 лет.

Курские СМИ в тот же день, не дожидаясь вступления приговора в законную силу и уж тем более – результатов апелляции, если таковую Сергей Александрович решит подать, отрапортовали общественности броскими заголовками – «Курского преподавателя-взяточника на 5 лет отправили в колонию общего режима», «Осужден завкафедрой курского вуза, получивший от студентов 2 миллиона рублей взяток», «Преподавателя Курского ВУЗа осудили за сто взяток».

Простой формальностью сочла вступление приговора в законную силу и сторона обвинения. Кстати, гособвинитель изначально запросил для Сергеева 6,5 лет лишения свободы в колонии общего режима со штрафом в 3,5 миллиона рублей.

Сразу после того, как судья Дюкарева озвучила свой приговор, старший помощник прокурора ЦАО Курска Татьяна Феоктистова рассказала журналистам 46ТВ следующее: «Обстоятельства дела имели место в 2014 году. Он, занимая должность завкафедрой, в период сдачи экзаменационной сессии студентами заочного отделения сокращенной формы обучения за успешную защиту выпускной квалификационной работы собирал денежные средства в размере 20 тысяч рублей с каждого студента. Кроме того, за изготовление выпускной работы он собрал со студентов еще по 30 тысяч рублей. Впрочем, это в вину подсудимому не вменялось.

Но даже взяток за сдачу экзамена хватило, чтобы уголовное дело достигло 280 томов, в которых фигурирует около сотни пострадавших. Все это время подсудимый находился под подпиской о невыезде. Хотя в самом начале, когда уголовное дело только было возбуждено, к нему применялась мера пресечения в виде домашнего ареста. Что касается длительности рассмотрения дела, это связано с большим количеством свидетелей – преподавателей и студентов. Поскольку в вину ему вменялся эпизод по отношению к каждому студенту… Плюс – многие уже бывшие студенты разъехались по всей стране…».

К сожалению, представитель прокуратуры рассказала далеко не все. Не поведав журналистам, например, о причине, по которой никакие пострадавшие в суде не были названы. Не рассказала сотрудница прокуратуры и про то, как часть свидетелей показала на суде, что сотрудники полиции угрозами вынуждали дать «правильные» показания, подделывали подписи в протоколах и тому подобное. Вообще, о многом не рассказала сторона обвинения. Не знала, наверное. Или времени не хватило. Что ж, «Курская неделя» восполняет этот пробел.

И хотя добиться этой публикацией справедливости нам вряд ли удастся, не рассказать о том, как фабриковалось дело в отношении молодого курского ученого Сергеева мы просто не можем. История возбуждения уголовного дела в отношении Сергея Сергеева, заведующего кафедрой электроснабжения ЮЗГУ, и Галины Барзыкиной, доцента кафедры электроснабжения ЮЗГУ, уходит своими корнями в далекий 2012 год. По словам следователей, привлечь к ответственности работников ЮЗГУ пришлось за взятку, которую якобы они получили от студентов за положительные оценки при защите выпускных квалификационных работ.

В мае 2012 года сотрудникам правоохранительных органов стало известно, что некая группа студентов собирает деньги для передачи их Сергееву. Парня, у которого находились денежные средства, по дороге в институт задержали полицейские, а студенты написали явки с повинной. Но тут что-то пошло не так… В следственном отделе установили, что деньги вовсе не предназначались заведующему кафедры. Все студенты дружно отказываются от явок с повинной и добавляют, что на них было оказано давление со стороны сотрудников полиции с целью запятнать репутацию честного преподавателя.

Подобные заявления сделали еще пять человек. Казалось бы, что этого вполне достаточно, чтобы сделать вывод о попытке провокации взятки в отношении Сергеева еще в 2012 году. И, несмотря на то что одним из следователей по делу было вынесено решение: «В рассматриваемом случае Мокроусов М.Ю. и другие студенты никаких конкретных действий, направленных на дачу взятки Сергееву С.А., не предпринимали», привлекать правоохранителей к уголовной ответственности никто не стал. И это неудивительно.

— В июне 2012 года меня вызвали и предложили создать искусственные условия на кафедре, чтобы кто-нибудь из моих коллег взял взятку от студентов за оценки без проверки знаний, — вспоминал два года назад Сергей. — Я, конечно, отказался от аферы. И тогда мне заявили, что «посадят меня самого во что бы то ни стало».

Еще через некоторое время бывший лаборант кафедры Надежда Щитикова рассказала Сергею, что ее вызывали в полицию и предлагали передать взятку заведующему кафедрой якобы от студента, но она отказалась. Тогда Сергеев решил обратиться с заявлением в прокуратуру на противозаконные действия. Не удивляйтесь, в возбуждении уголовного дела было отказано, так как Щитикова быстро сменила позицию и заявила, что никаких провокационных действий ей никто не предлагал совершать…

В мае 2013 года к Сергееву обратилась староста одной студенческой группы заочной формы обучения — Любовь Носова. Девушка сообщила ему, что ее вызвали сотрудники правоохранительных органов и предлагали за вознаграждение (50 000 руб.) передать взятку заведующему кафедрой за положительную оценку на экзамене без проверки знаний. Носова от предложения отказалась, тогда ей стали угрожать отчислением из вуза. Но Любовь не поддалась на провокации и проявила себя как честный и порядочный человек. Она не испугалась и несколько лет назад дала официальные показания по этому поводу. Ее показания были приобщены к уголовному делу, но почему-то не в качестве доказательств.

Тогда же, нашелся некий Александр Коржов (староста группы). Для создания искусственных доказательств и основания для уголовного преследования Коржов, являясь фактически провокатором всех действий по сбору денежных средств со студентов своей группы, якобы добровольно, осознав, что совершает преступление, пишет заявление о привлечении заведующего кафедрой к уголовной ответственности. Староста организовал передачу денежных средств инженеру кафедры — Александру Жукову, который якобы должен уже их передавать заведующему — Сергееву.

После того как Коржов явился с повинной, его привлекают к проведению оперативного эксперимента, из смысла которого следует, что он отдает денежные средства, полученные от студентов, под контролем силовиков. Однако, по словам самого Александра, он получил деньги от сотрудников органов, а вот где деньги студентов (Перьков, Рожков, Семисалов, Сергеев, Тамаров, Тарасов, Трифонов, Шалимов, Шарафутдинов, Шведов), на этот вопрос материалы уголовного дела ответа не содержат.

Непонятно почему правоохранители не пресекли деятельность Жукова, которому Коржов передавал денежные средства в феврале, марте (300 000 руб.) и апреле (500 000 руб.) 2014 года. Также непонятно, по каким причинам Коржов скрыл передачу денежных средств Жукову и Калинину (другу детства Александру Жукову, который к вузу никакого отношения не имеет) от силовиков 3 мая (380 000 руб.) и в десятых числах мая 2014 года (100 000 руб.). Кто и почему решил это не отражать в материалах дела?

С Жуковым же Сергеев был знаком давно и познакомил его с Галиной Барзыкиной, которая, как специалист, оформляла Александру документы на открытие ИП и оказывала бухгалтерские услуги. Но эта взаимовыгодная встреча стала роковой для Галины. Ее признали вторым фигурантом уголовного дела о треклятой взятке.

С 15 мая 2014 года Жуков начал приглашать Барзыкину на встречи, при этом таинственным и сверхзагадочным голосом повторял одно-единственное слово «защита». Но у женщины закрались сомнения, что Александр по своей личной инициативе пытается ее скомпрометировать, поэтому она сразу же обратилась в прокуратуру.

В ходе следствия от меня неоднократно требовали оговорить себя и Сергеева в незаконном получении и передаче взятки от студентов, — ужасается Галина Барзыкина. — Обещали прекратить уголовное преследование. Затем пошли и личные угрозы в мой адрес и членов семьи. Мне даже пришлось установить видеокамеры в доме родителей.

Через год следствие скрепя сердце все-таки признало, что Барзыкина не могла быть субъектом преступления по 290 статье в принципе, и вынесло в марте 2015 года постановление об отказе в возбуждении дела. Но оставить в покое женщину не захотели. Следователи тут же воспользовались удобной статьей 291.1 УК РФ «Посредничество во взяточничестве», опираясь исключительно на противоречивые показания Жукова: что он передавал и должен был передать денежные средства ей, иные доказательства в деле, естественно, отсутствуют.

В итоге Сергея Сергеева обвинили в получении взятки, посадили под домашний арест сроком на один год, а Галину Барзыкину — в посредничестве во взяточничестве на сумму свыше 2 млн руб. По легенде, эти деньги уже растрачены, закопаны или сожжены. Ведь ни Сергеев, ни Барзыкина их никогда не видели.

Итак, 2014 год. Жуков и Калинин сознаются в своих показаниях в преступных действиях по получению денежных средств от студентов и рассказывают, как придумали схему и как связывались со старостами групп, при этом уверяют, что их попутал бес — Сергеев и все деньги только для него родимого. Эти люди были освобождены от уголовной ответственности за «активное сотрудничество», однако данная норма не содержит сведений о том, что незаконно полученные денежные средства и иное имущество должно оставаться в собственности преступников. Но орган следствия решил не накладывать арест на имущество Иоана Калинина до окончания разбирательств по делу. Что это, как не плата за «сотрудничество»? Иначе как понимать действия следователя?

Также у Жукова не было обысков, не выяснялось его имущественное положение, несмотря на многочисленные ходатайства Барзыкиной. Один из следователей открыто смеялся в лицо женщине, когда она говорила, что надеется на закон и справедливость: «Тебе надо, ты и доказывай свою невиновность»; «отдай дело в суд кулем, потом разберем» и т.п.

К слову сказать, основной период следствия Галина была без адвоката. Вначале она по инерции обратилась к услугам адвоката по соглашению, но потом, посчитав, что защита ей не нужна, ведь она ни в чем не виновата, отказалась от него. Женщина приглашала адвоката только на судебные заседания по поводу жалоб в поряд- ке ст. 125 УПК РФ, т.е. на действия следствия во время расследования.

Сергеев также некоторое время пользовался услугами «бесплатного» адвоката, пока не понял, что за него взялись очень «серьезно» и начали фабриковать дело. Тогда он обратился за юридической помощью к одному из адвокатов Белгорода.

Барзыкина в ходе собственного расследования выяснила, что Жуков купил квартиру в ипотеку, а когда начались разбирательства по уголовному делу, единовременно погасил кредит и переоформил квартиру на свою мать — Надежду Жукову.

Кроме того, сам Александр утверждал, что он незаконно получил денежные средства в размере 200 тыс. руб.— очередная взятка — и хранит их на депозитном счете. Отметим, что в соответствии со статьей 115 УПК арест может быть наложен на имущество, полученное в результате преступных действий. Иван Калинин в своих показаниях утверждал, что 12 мая 2014 года он получил от старосты денежные средства в сумме 200 тыс. руб., а передавал их Жукову в этот же или на следующий день. По логике, Жуков должен был отдать Барзыкиной эту же сумму в течение трех дней. Однако Александр, психически здоровый, имеющий два высших образования человек, уже не помнил, сколько, когда и где он передавал деньги, в том числе и за последние три дня. А следствие намеренно не выясняло очевидные факты и не принимало решения по обстоятельствам, изложенным в многочисленных ходатайствах и жалобах в отношении показаний Александра Жукова.

Но самым громко говорящим фактом, свидетельствующим о фальсификации доказательств уголовного дела стало отсутствие вещественных доказательств — денежных средств в размере 200 тыс. руб. Ни Сергеева, ни Барзыкиной не было на месте совершения преступления, которое им инкриминируется. Как утверждает следствие, деньги были изъяты у других фигурантов дела. Но вскоре их вообще никто никому не смог предъявить. Деньги попросту исчезли.

Руководителем следственной группы Виталием Киршенманом тогда было вынесено постановление о невозможности предъявления вещественных доказательств:

…денежные средства, признанные вещественным доказательством, не могут быть предъявлены для ознакомления обвиняемому Сергееву С.А. и обвиняемой Барзыкиной Г.А., а также их защитникам, в связи с тем, что они, согласно имеющимся в материалах уголовного дела распискам, переданы на хранение: денежные средства в сумме 200 000 рублей в соответствующую службу…»

Разные должностные лица в своих ответах на наши жалобы описывали всевозможные вариации нахождения денег: и в ячейке, и в бухгалтерии МВД, и у одного из оперуполномоченных, который, кстати, уже отбывает срок по факту взятки, — рассказала нам два года назад Галина Барзыкина.

А вот показания Александра Коржова из его допроса:

…При написании мной заявления мне предложили оказать силовикам содействие по сотрудничеству… после чего мне было выдано техническое средство, а также денежные средства в сумме 200 тыс. руб., которые предварительно были откопированы…

…Кроме того, я передал Калинину еще 200 тыс. руб., которые якобы были собраны мной со студентов, но на самом деле мне их вручили сотрудники правоохранительных органов».

Также в ходе собственного расследования Галина Барзыкина, изучив материалы дела, решила тогда встретиться с некоей гражданкой Щитиковой для подтверждения информации о противозаконных действиях следствия. Понимая, что Надежда Шитикова опасается говорить правду, Барзыкина пришла к ней домой и переговорила с ней об изложенных выше обстоятельствах.

В ходе личной беседы Щитикова подтвердила, что ей предлагали спровоцировать Сергеева на получение взятки, поскольку считали, что она имеет на заведующего кафедрой личную обиду. Но Надежда из-за боязни преследования в 2012 году отказалась от дачи показаний, воспользовавшись правом, предусмотренным ст. 51 Конституции РФ.

В ходе беседы Щитикова высказывала намерение рассказать правду. Этот разговор Галина Барзыкина записала на диктофон своего телефона и даже не сомневалась, что Надежда не сдержит своего обещания, и оказалась права. При допросе женщина снова отказалась от дачи каких-либо показаний. То, что это было незаконно, опять никого из следственной группы не смутило. Барзыкина предоставила следствию аудиозапись разговора и стенограмму, все это приобщено к материалам дела, но не признано следствием доказательством, несмотря на ходатайство последней.

Однако руководитель следственной группы Виталий Киршенман тогда решил выйти на связь с Сергеевым при помощи СМС-сообщений. Оказавшаяся в распоряжении нашей редакции переписка сохранена в ее оригинальном виде:

Виталий Киршенман: Сергей Александрович, я тебя очень прошу, не показывай их (речь идет о жалобах, с которым Сергеев пришел в Следственное управление СК по Курской области). Из-за них я подставлю всех. Если хочешь каким-то образом чтобы меня наказали, сделай другим способом без них. Я тебя очень прошу.

Сергей Сергеев: Каким образом?

Виталий Киршенман: Каким угодно, только без них. Потому что косяк мой.
Сергей Сергеев: Это эти люди сфабриковали дело в отношении меня? Они посадили меня на год?

Виталий Киршенман: Нет это не наше желание. Сергей Александрович, это шантаж. Я тебя прошу по-человечески, а так как сам поступишь, но лично я тебе по-моему ничего плохого не сделал. Ты сам все понимаешь.

Сергей Сергеев: Так скажите чье и я буду тогда жаловаться на этих людей.

Виталий Киршенман: Сергей Александрович, ты сам все знаешь. Я не прошу не жаловаться на меня, я прошу сделать это без бумажек…».

Невероятно? Факт. Мало того, что следователь Киршенман тогда имел наглость на подобного рода «просьбы», так и Следственное управление на приобщенную к материалам дела СМС-переписку отреагировало следующим образом: «…в ходе служебной проверки не установлено каких-либо фактов совершения противоправных проступков старшим следователем по ЦАО г. Курска Киршенманом В.В.»

Стоит отметить, что такого отчаянного со- противления беззаконию на протяжении пяти лет от обвиняемых сотрудники правоохранительных органов, наверное, не видели.

Мы за время следствия изучили практически всю судебную практику Курска по делам коррупционной направленности. Просмотрели постановления Верховного суда, спрашивали о случаях из практики адвокатов, бывших сотрудников органов внутренних дел и не нашли ни одного похожего случая, чтобы обвинили людей во взятке, которые не могли совершить этого преступления по объективным причинам. Нас не задерживали «с поличным», и главных улик — денежных средств — в деле нет. Это беспрецедентный случай.» – рассказывали два года назад журналистам Сергей Сергеев и Галина Барзыкина.

Стоит отметить, что жалобы Барзыкиной и Сергеева изрядно всем в курском управлении СК надоели, тем более что по формальным признакам они никак не могли вырваться за пределы региона во время следствия. Но как только ушли две жалобы Галины в Москву, заместитель прокурора ЦАО каким-то чудом за три дня «изучила» 126 томов уголовного дела и утвердила обвинительное заключение. А спустя несколько дней на сайте Следственного управления Следственного комитета РФ по Курской области в разделе «Новости» тогда появилась следующая информация:

…По данным следствия, в феврале 2014 года заведующий кафедрой, преследуя корыст- ную цель незаконного обогащения, решил изго- тавливать выпускные квалификационные рабо- ты и дипломные проекты для студентов заочной формы обучения, обещая в последующем успеш- ную их защиту. В качестве пособника он привлек знакомую доцента другой кафедры, через кото- рую от 115 студентов получил незаконное денеж- ное вознаграждение в размере 2 миллионов 300 тысяч рублей. 14 мая 2014 года обвиняемые при передаче и получении 200 тысяч рублей от 10 сту- дентов были задержаны. Следствием собрана до- статочная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утвержденным обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу».

Насколько «по существу» было рассмотрено это абсурдное дело пятого ноября 2019 года судьей Ленинского районного суда Светланой Дюкаревой уже известно.

АВТОР Антон Егоров

 

Related posts

Leave a Comment