О СМЕНЕ ГОРДЫХ КУРСКИХ ЭЛИТ И О ТОМ, ЧТО В ИТОГЕ ВЫЙДЕТ ИЗ ВИТИ?

Смена элиты политической на любом уровне вертикали власти непременно влечет за собой и смену прочих элит. Сменяются, как правило – в первую очередь, руководители силовых структур и контролирующих органов в регионах. Год назад в Курскую область на смену экс-губернатору Александру Михайлову приехал Роман Старовойт. За прошедший год в Курске своих кабинетов, постов и кресел лишись многие, казавшиеся незыблемыми фигуры. Кратко перечислив самые знаковые и громкие замены последнего года в курской области, я решил более детально проанализировать всего две из них. Но, как мне кажется, самые яркие и знаковые.

Что касается политики, то вскоре после приезда в Курск Романа Старовойта в регионе сменился Главный федеральный инспектор аппарата полномочного представителя президента России в ЦФО по Курской области. Вадима Лобина в этой должности сменил Андрей Белогуров. Незадолго до этого, должности начальника регионального УМВД лишился генерал-майор полиции Григорий Кулик, которого спустя некоторое время заменил Виктор Косарев. Бессменного председателя Курского областного суда Василия Золотарева сменил на этом посту Олег Кравченко. На днях  вместо отбывшего в Калининберг, ну или в Кёнигсград Павла Гуляева место начальника УФСБ занял прибывший к новому месту службы из Архангельска полковник Дмитрий Пресняков. Ну а Николая Овчарова, вросшего в кресло мэра столицы соловьиного края еще в июне заменил Виктор Карамышев. На том, как проходил процесс смены курского градоначальника, его особенностях, подоплеках и нюансах остановлюсь более подробно.

Спустя полгода после появления в регионе нового высшего руководителя исполнительной власти, сменился и мэр столицы региона. Вместо весьма непопулярного, но непотопляемого благодаря протекторату экс-губернатора Михайлова Николая Овчарова Курск возглавил Виктор Карамышев, оставивший ради кресла курского мэра не только свою депутатскую приемную в Госдуме, но и своих избирателей, три года назад за него проголосовавших – без депутата в высшем заксобрании страны. Выдвижение на должность мэра господина Карамышева для жителей Курска, ожидавших глобальных изменений в составе регионального политического истэблишмента, стало событием несколько обескураживающим.

Во-первых, в силу того, что господин Карамышев ассоциировался у курян со «старой михайловской командой», за 19 лет правления набившей курянам оскомину. Несмотря даже на его конфронтацию с Михайловым в 2013 году. Тогда из-за нескольких неудачных фраз, неаккуратно им сказанных в ненужном месте в неправильное время не тем людям, Виктор Карамышев в кратчайшие сроки лишился должности спикера регпарламента, кресла руководителя реготделения «Единой России» и даже президентства в курском футбольном клубе «Авангард». Он также стал в то же время нерукопожатной жертвой бойкота со стороны целого ряда коллег-депутатов Курской облдумы и субъектом информационной блокады со стороны подконтрольных губернатору и просто лояльных к региональной исполнительной власти медиаресурсов региона, ну то есть – со стороны практически всех курских СМИ.

Надо отдать должное господину Карамышеву – он не канул в политическое небытие, справившись со всеобщим отторжением. Но и знаменем региональной Фронды не стал. Вскоре после своего низвержения возглавив курское отделение «Деловой России», а также предприняв ряд мер для сохранения общественного и остатка политического статусов, Виктор Карамышев сумел вернуть хоть и настороженное, но расположение зубра региональной политики Михайлова. Что  позволило ему в 2016 году выиграть выборы и стать депутатом ГД РФ. Хотя в большей степени этой победе способствовало патовое положение, в котором оказался тогда губернатор Михайлов.

Суть пата заключалась в том, что если бы депутатом Госдумы осенью 2016-го года не стал кто-то другой, им точно стал бы экс-вице-президент России, бывший курский генерал-губернатор, боевой летчик и Герой России Александр Руцкой. Чего допустить господин Михайлов никак не мог и ему пришлось «выбирать из двух зол – меньшее». Этим «кем-то другим» и «меньшим злом» стал по иронии судьбы КВН. Карамышев Виктор Николаевич.

Как бы то ни было, в конце весны-начале лета 2019 года куряне весьма негативно восприняли новость о возвращении КВНа в родные пенаты, ощутив это, как некую очередную сдачу позиций врио губернатора Романом Старовойтом в угоду, ну или под давлением со стороны олдфагов курского Дома Советов, не желавших расставаться с властью. Очередную, потому что незадолго до этого господин Старовойт оказался не против того, чтобы Курскую область в Совете Федерации в качестве сенатора от региона начал представлять его предшественник.

Однако те, кто счел тогда принятые Старовойтом решения слабостью или умело подчеркиваемой им самим позицией новичка, дилетанта в политике, оказались не правы. Система сдержек и противовесов, компромиссы и подчеркнутое почтение к «гордым курским элитам», постоянное 24/7 присутствие в информационном поле, публичность политики и хорошая спортивная форма уже вполне позволяли будущему курскому губернатору, не сомневаясь в результате, сделать пару-тройку заведомо непопулярных с точки зрения курян шагов. Три, если быть точным. И Старовойт лимита не превысил.

Этими его тремя факапами, просчитано скрытыми позитивной повесткой и стали сенаторство Михайлова, мэрство Карамышева и выдвижение на выборы от «ЕдРа». Как и было вполне точно спрогнозировано архитекторами предвыборной программы господина Старовойта, отрицательное значение эти решения априори избранного губернатора имели близкое к нулевому и на результатах выборов в сентябре 2019-го никак не сказались. Но вынужденный характер этих решений был очевидно более неприятен для триумфатора, чем казалось на момент их принятия. Три элегантных шага реванша не заставили себя ждать. Прилетела ответочка, как говорят в Курске.

Уже вскоре после выборов у нового руководителя региона состоялся жесткий нелицеприятный разговор с сенатором Михайловым, в ходе которого тому было четко и ясно определено – за какие рамки выходить не стоит во избежание осложнений. Поводом для этого разговора стал, как нельзя более кстати инициированный экс-губернатором потешный скандал федерального масштаба. Обида сенатора на блогера и юмориста Антона Сасина за скетчи серии «Твой бывший», в герое которых курский экс-губернатор внезапно узнал себя, была излита политическим деятелем в заявлении в СК РФ. Причем, как мне кажется, Александр Николаевич так до конца и не понял, каким образом он так мощно «пробил дно».

С «Единой Россией» вынужденное Noblesse oblige господином Старовойтом также было полностью соблюдено и сейчас в паблисити курский губернатор никак с этой партией не ассоциируется. Не игнорирует ее, конечно, но…

Ну и вернемся к фигуре старого знакомого курянам нового курского мэра, к Виктору Николаевичу Карамышеву. Вторым раздражающим курян фактором ситуации «Карамышев – мэр Курска» стали опасения жителей столицы региона, причиной которых была предполагаемая сохранившаяся несамостоятельность КВНа. Точнее – его финансовая зависимость от жены. Многие жители региона старшего и среднего возраста считали, да и считают КВНа не более, чем успешно продвигаемым коммерческо-политическим проектом его супруги, Галины Карамышевой, известной своим жестких характером и целеустремленностью предпринимательницы. Этакой бизнес-леди с iron balls.

В курском сегменте социальных сетей мгновенно самоорганизовалась некая диванная оппозиция, призывавшая не допустить превращения Курска в Семислоновск. «Семь слонов» – это название флагманского торгового мебельного центра, в котором располагается офис госпожи Карамышевой. Но диванная оппозиция, потому и диванная, что ее пламенные лозунги и горячие призывы далее «стенок» сетевых че гевар в VK и FB не распространяются.

Третья причина недовольства курян предстоящим мэрством Карамышева в отличие от первых двух, была и остается причиной не эмоционального, но практического характера. Пожалуй, единственной серьезной и обоснованной. И заключается она в абсолютном отсутствии у жителей Курска какой бы то ни было возможности выбирать градоначальника. Вместо 450 000 жителей Курска это делают 10 выборщиков – пять человек от курского горсобрания, остальные пять – назначает губернатор. И вот вам еще одна ироничная насмешка судьбы – некогда именно публичная дискуссия о прямых выборах мэра Курска стала причиной конфликта с тогдашним губернатором.

В ходе обсуждения этой темы в курских СМИ Виктор Карамышев, настаивавший на необходимости прямых выборов, заявил о том, что позиция губернатора Михайлова по данному вопросу устарела, является ошибочной и в корне неверной. Куряне тогда так и остались без выборов мэра.

А вот Карамышев подвергся незамедлительно последовавшей за его эскападой жесткой обструкции, едва не положившей конец политической карьере КВНа. Прошиб ли в минувшем июне Виктора Карамышева холодный пот при мысли о том, что шесть лет назад он со своим предложением о прямых выборах мэра мог бы и убедить в их необходимости Александра Михайлова? Не знаю доподлинно. Но думаю, если он это обстоятельство и вспомнил, то реакция на флэшбэк должна была бы быть именно такой. Потому что тогда в 2019 у курского мэра была бы совсем другая фамилия…

Ну так вот реванш Старовойта вынужденному накануне выборов принятию им решения по кандидатуре мэра столицы региона оказался наиболее изощренным. Особенно учитывая то, что губернатор Курской области Роман Старовойт прекрасно знаком с русской литературой и несомненно помнит пушкинскую «Сказку о рыбаке и рыбке». Особенно то, что любая столбовая дворянка мечтает стать вольною царицей и так далее. А значит он прекрасно понимает, что кресло мэра далеко не предел мечтаний для амбициозного политика, оставившего на взлете свои перспективы в Государственной Думе ради сомнительного удовольствия от управления среднерусским городом хоть и с почти 1000-летней историей, но при этом с не менее старыми тепло-, электро-, водопроводными сетями, да еще – в преддверии зимы.

Именно поэтому Роман Старовойт и «отомстил» навязанному ему Виктору Карамышеву так жестоко – представив новому мэру Курска полную свободу действий на его должности. Вот – искреннее браво. Респект. Мало кто из нынешних политиков знаком с трудами Фромма и Ницше. И уж совсем мало кто из них понимает, что свобода – это высшая форма ответственности.

Получив свободу действий, курский мэр Виктор Карамышев после недолгой оторопи не замедлил начать ею пользоваться. Свобода это же ведь когда можно делать все, что хочешь? Хочешь снести памятник, несмотря на возмущение горожан? – сноси. Хочешь разместить на главной улице города бетонных осьминогов для клумб? – жги. Хочешь торжественно закрыть недавно торжественно открытый фонтан в центре Курска? – валяй, не каясь. Да хоть торжественную чистку и уборку его еженедельно проводи. Можно еще торжественно открывать свежепокрашенные лавочки, свежезамененные фонари или свежеподметенные дорожки в парках. Но это – до первого снега. А там и вовсе – множество поводов для торжеств «подъедет».

Областное руководство к «мероприятиям» властей столицы региона относится снисходительно и в их ход не вмешивается. В некоторых торжественных открытиях даже принимает участие. Однако в воздухе все отчетливее сгущается ощущение конфронтации. Пусть не в формате «Руцкой-Мальцев», не столь открытой и непримиримой, но все же…

Впрочем, возможно это только начало. Начало долгого пути к верному осознанию свободы, как ответственности от общепринятого у нас понимания того, что свобода – это свобода слова от дела, свобода дела от совести и свобода совести от угрызений. Удастся ли мэру Курска Виктору Карамышеву пройти этот путь? И выйдет ли что-либо стоящее в финале пути из Вити? Посмотрим. А пока – не будем судить строго. Ведь первые шаги любого младенца неуклюжи, смешны и не уверенны…

АВТОР Денис Шайкин

Related posts

Leave a Comment