КУРСКАЯ КОРРУПЦИЯ БЕССМЕРТНА

Даже будучи вывернутым наизнанку, спрут курской коррупции быстро восстанавливает силы, форму и наносит ответный удар. По следам истории курского Монте-кристо. Финал…

Без малого три года продлилось журналистское расследование, связанное с земельными махинациями, незаконным отчуждением госсобственности и тотальной коррупцией в этой сфере в Курской области. Дело это касалось большого количества госслужащих, муниципальных чиновников, представителей силовых структур, остающихся все это время безнаказанны- ми и незаконно обогащающимся за счет государства. И притом, что в прессе были озвучены имена этих людей, суммы взяток и обстоятельства их получения, а также опубликованы или имеются в наличии многие иные свидетельства и документы, подтверждающие участие целого ряда облеченных властью руководителей различных курских и территориальных управлений федеральных структур и служб в коррупционных схемах, логичного и закономерного конца расследованию в ближайшей перспективе не видно. Начав журналистское расследование в 2016 году, уже в 2017 году я вышел на человека, принимавшего непосредственное участие в развитии и становлении коррупционной сети в регионе. Его имя — Сергей Васильевич Огурцов, он житель Курска и согласился тогда на обнародование большого объема информации, о котором знал. А знал Огурцов немало. Да и сейчас знает.

Почему он согласился на контакт со СМИ? Ответ прост: принимая участие в коррупционных действиях, он в итоге, когда всплыл на поверхность ряд махинаций и имена их участников и обстоятельства стали известны общественности, оказался едва ли не единственным задержанным в связи с этим. На тот момент, когда мне стало известно об Огурцове и его роли в коррупционной сети курских чиновников, он уже год находился в следственном изоляторе. Так вот, этот гражданин Огурцов С. В., согласно его письменным, собственноручно написанным мне в письме данным, за полтора года, предшествовавших его задержанию, раздал 102 миллиона рублей в качестве взяток. Кому, когда и за что платил такие огромные деньги Сергей Огурцов? Да практически всем курским чиновникам, чья должность более-менее значима. Тем, кто имеет отношение по работе к сделкам по продаже и переоформлению земель из одного вида собственности в другую. Бывшим и действующим офицерам правоохранительных структур, клеркам средней руки и руководителям серьезных федеральных организаций, депутатам и главам муниципальных образований, экс-заму экс-губернатора и экс-директору филиала федеральной Кадастровой палаты Росреестра по Курской области, бизнесменам — в схемах махинаций с государственной землей так или иначе принимали участие представители почти каждого из сегментов курского «высшего общества».

На протяжении пары лет, с 2017 года по настоящее время, многие куряне, прочитавшие в 2017 году статью «Монте-Кристо Огурцов против тайной курской каморры», продолжают интересоваться — чем все-таки закончилось громкое разоблачение? Кого из «героев» наказали — уволили, привлекли к уголовной ответственности или осудили? И жив ли человек, выступивший в СМИ с весьма серьезным заявлением о наличии в Курске коррупционной сети? Простыми «да» и «нет» на эти вопросы не ответишь, а всякий раз заново начинать рассказ о том, что происходило с фигурантами заявления господина Огурцова после его обнародования, утомительно. Если же в разговоре участвует тот, кто не в курсе темы, приходится рассказывать и предысторию. Поэтому постараюсь ответить всем и сразу. Ну и раскрыть при этом некоторые новые подробности этой фантастически абсурдной истории, которая пока ничем не закончилась. Да и закончится, судя по всему, ничем.

Хотя сейчас, спустя два года после публикации нашумевшей разоблачительной статьи, в которой оказавшийся в одиночке один из участников сомнительных операций с землей раскрыл изнанку курской земельной коррупционной сети, суд вроде как поставил точку в этом непростом деле. Никто из прочих «героев» статьи-бомбы наказан не был, кроме одного, упомянутого в статье полицейского. И то, после проверки отделом собственной безопасности УМВД Курской области опубликованной в статье информации о нем, в ходе этой проверки подтвердившейся, он был просто уволен из МВД. Ныне этот человек успешно подвизается на ниве адвокатской практики, несмотря на многочисленные публикации в СМИ о темных историях, в которых он фигурирует в качестве не самого чистоплотного из их участников.

Что касается господина Огурцова, чье физическое устранение на момент выхода публикации в октябре 2017 года было более чем возможным, то вот тут — да, он жив. Да и какой смысл был бы в его устранении после того, как он вывалил на всеобщее обозрение вывернутые наизнанку внутренности коррупционного спрута. Озвучил все имена, пароли, явки, как говорится. То есть полностью раскрыл обстоятельства и подробности того, как функционировала коррупционная схема при махинациях с переоформлением государственной земли в частную собственность.

Однако то, что господину Огурцову посредством публикации в СМИ удалось сохранить жизнь, что констатировал он сам при нашей личной встрече летом 2018 года, остается, пожалуй, единственным положительным результатом публикации «истории курского Монте-Кристо». Можно было бы таким положительным результатом считать и то, что дело сдвинулось с мертвой точки, если бы не одно «но».

В декабре 2018 года, все еще находясь в камере СИЗО, Огурцов с изумлением узнал, что организатором и вдохновителем всех преступлений, о которых он несколько месяцев назад поведал в СМИ, создателем коррупционной сети и главным земельным махинатором региона является не кто-либо иной, как… он сам, С.В. Огурцов! Собственно, с этого и начались основные странности в деле с заявлением «курского Монте-кристо».

А произошло это вот как. Вскоре, после первой публикации, я получил второе письмо от арестанта курского следственного изолятора, Огурцова. Не столь информативное и шокирующее цифрами или именами, но более эмоциональное. Учитывая судьбу пропавших без вести первых обращений Сергея Огурцова к следственным органам и более чем сомнительные результаты публикации его откровений в СМИ, я принял решение опубликовать и его. По той причине, что это письмо, как мне показалось, вполне реально могло быть последним обращением Огурцова…

Днем 27 декабря 2017 года к Огурцову С.В., готовому подтвердить каждое сказанное в публичном заявлении слово, а также готовому предоставить следствию данные, способные поменять полностью картину иерархии власть имущих в регионе, но ожидавшему встречных шагов от следствия, пришел наконец следователь, полковник Овчинников. Господин Овчинников в присутствии адвоката Хмелевского предъявил Огурцову обвинение на 187 листах. Финалом которого значилось, что Огурцов Сергей Васильевич совершил глобальное мошенничество, сыграв в его реализации роль организатора преступной группы.

Как значилось в этом же документе, обстоятельств, исключающих преступность и наказуемость деяния Огурцова С.В., также обстоятельств, которые могли бы повлечь за собой освобождение его от уголовной ответственности и наказания, не имеется. Резюме — «привлечь Огурцова Сергея Васильевича, 03.06.1988 года рождения, уроженца г. Курска, в качестве обвиняемого по уголовному делу, предъявив ему обвинение в совершении преступления, предусмотренного ст. 159 Ч. 4 УК РФ».

Так в одночасье обличитель стал главным злодеем. Ожидавший от своих откровений совершенно иного результата, публично заявивший о готовности рассказать о роли каждого винтика в мошеннической структуре, Сергей Огурцов был раздавлен произошедшим. За информацию и доказательства, им предоставленные, за участие в оперативных мероприятиях, способных стать платформой обвинения, его должны были бы как минимум освободить из следственного изолятора и взять под госохрану. А вместо этого он оказался «организатором коррупционно-мошеннической структуры».

«Тем, кто прочтет. Тем, кто услышит. Тем, кто, возможно, имеет доступ к правосудию, если таковое вообще еще существует. Несколькими месяцами ранее я обращался за помощью в редакцию газеты, главный редактор которой обратил внимание на мое заявление с изложением фактов, подтверждающих наличие коррупции в нашем регионе. Хочу отметить, что только после выхода публикации я стал интересен сотрудникам правоохранительных органов.

Следователи занялись изучением показаний, в которых я сообщал о совершенных преступлениях: как в отношении меня, так и других лиц. Не забыт! Жив! Я искренне радовался, признаюсь честно. Однако радость моя длилась недолго. Накануне нового года для меня громом среди ясного неба прозвучало то, что я, по мнению органов, являюсь организатором преступной группировки. Я, написавший заявление, раскрывший преступные схемы махинаций, публично выступивший с явкой с повинной, выразивший желание сотрудничать со следствием, оказываюсь крайним!

Мой защитник не понимал, как можно предъявлять обвинения, не дав должной правовой оценки действиям свидетелей среди должностных лиц МФЦ, Росреестра, Кадастровой палаты, которые непосредственно оформляли документацию без заявителей, ставили на кадастровый учет и т.п.

 После прочтения обвинения я ужаснулся и впал в отчаяние. Но я возлагаю надежды на то, что, возможно, это мое письмо сможет повлиять на развитие ситуации. К тому же я верю, что в рядах правоохранительных органов остались еще честные и порядочные сотрудники.

28.12.2017, Сергей Огурцов».

Не повлияло. Странности продолжились.

Официальные обращения Огурцова продолжили таинственным образом исчезать, поступив адресатам. С этими «особенностями» или странностями довелось столкнуться тогда и мне, как главному редактору газеты. Так, например, на запрос о том, поступало ли от гражданина Огурцова заявление, подобное опубликованному, отправленный судьей Ленинского суда города Курска Митюшкиным в несколько региональных управлений федеральных силовых структур, УФСБ по Курской области ответило, что нет, не поступало. Учитывая, что копия этого заявления лично в руки была передана мною на приеме одному из первых лиц ведомства, ответ этот, на бумаге и с подписью-печатью, удивил.

Как-то комментировать это на страницах газеты я тогда не стал. Но оформив, как и первую публикацию, вторую статью официальным редакционным журналистским запросом, редакция направила его в УФСБ России по Курской области, СУ СК РФ по Курской области, УМВД РФ по Курской области, а также главному федеральному инспектору по Курской области. Ответов на этот запрос редакция не получила ни от одного из адресатов…

И наконец, 30 марта 2018 мною было получено третье письмо от обвиняемого Огурцова С.В., содержащегося в ФКУ СИЗО-1 по Курской области. Сравнимое по силе приводимых в нем новых фактов и подтверждений, имен и обстоятельств преступлений с опубликованным в статье «Монте-Кристо Огурцов против тайной курской каморры». На проверку изложенного в содержании третьего обращения господина Огурцова ушло более двух месяцев. Оставалось задать официально вопросы руководителям ведомств, чьи сотрудники фигурировали в этом обращении. Но…

Но в начале лета прошлого года Сергей Огурцов покинул стены Курского СИЗО — закончился предельно допустимый срок содержания его под стражей, и теперь он находился под подпиской о невыезде. Сочтя свою миссию выполненной, я отказался от публикации третьего письма курского Монте-Кристо Огурцова, предоставив возможность ему самому и его защите действовать согласно выработанным ими тактике и стратегии. Однако следить за хитросплетениями и странностями этого дела я не прекратил.

И теперь могу сообщить всем любопытствующим о том, что месяц назад судьей Колесниченко в Ленинском суде города Курска было рассмотрено дело о мошенничестве с земельными участками, обвиняемым по которому являлся Огурцов С.В. А также о том, что ни один из чиновников, полицейских, работников служб кадастра и Росреестра, в отношении которых были собраны неопровержимые доказательства наличия коррупционной составляющей в их деятельности, так и не был не только привлечен к ответственности, но и даже допрошен.

Заявления и ходатайства Огурцова и его защитника, даже те, в которых сообщалось о новых фактах уголовных преступлений, игнорировались судом полностью. И несмотря на более чем весомые, объективные обстоятельства для возврата дела на доследование, судья Колесниченко явно была настроена наскоро завершить рассмотрение этого для многих в Курске неудобного дела, вынести приговор и отправить за решетку человека, раскрывшего курскую коррупционно-преступную сеть публично и во всей ее красе.

Осведомленные куряне уже в начале августа называли даже срок, который должен был получить в виде наказания Огурцов С. В., — шесть лет колонии. Именно так в итоге и вышло. Впрочем, этот вердикт стал скорее многоточием. Слишком много вопросов, возникших и продолжающих возникать в ходе судебного рассмотрения, на сегодняшний день не имеют ответов. Слишком поспешила судья оказаться в совещательной комнате для вынесения приговора. Слишком много странностей с этим делом происходило как вне стен ленинского районного храма фемиды, так и прямо в здании этого суда. Так, например, в перерывах во время судебных заседаний представитель стороны обвинения — прокурор позволяла себе взять тома уголовного дела, вынести их из зала суда в коридор (что вряд ли возможно без ведома и согласия судьи) и обсуждать с одним из свидетелей по делу – экспертом то, какие показания она должна давать. Есть даже видео, подтверждающее этот вопиющий факт.

Так что вернуться к теме махинаций с госсобственностью, земельных афер и коррупции наверняка еще придется, и не раз. Учитывая, кстати, и то, что только спустя месяц после приговора, озвученного судьей Колесниченко редакция получила ответы на ряд своих запросов по данному делу, в которых, как например в ответе из Генеральной прокуратуры России сообщается, что по указанным в запросе фактам назначены проверки.

АВТОР Денис Шайкин

Related posts

Leave a Comment