ЛИДЕР РЕВАНШИСТОВ – НЕ КУЛЬТУРНЫЙ ВоР?

Очередной эпик-фэйл попытки троицы основных курских эксов собрать тайную вечерю неожиданно сделал лидером местных реваншистов обиженного на всех графомана с завышенным ЧСВ

Пока практически весь новый курский политический истэблишмент во главе с новоизбранным губернатором в отпусках послевыборных пребывает, вновь активизировалась местечковая партия реванша. Однако свежая неудавшаяся попытка собрать полуподпольно-протестный кворум, предпринятая политическими стариками-разбойниками во главе со скандальным сенатором Михайловым, обиженным квн-щиком Антом Сасиным и СК России, привела к неожиданному результату. Несостоявшееся реваншистское собрание на этот раз не просто трансформировалось в посиделки с выпивкой в узком кругу, но сделало основным ньюсмейкером от клики эксов-страстотерпцев глубоко великого внутри себя курского писателя Валерия-О-Ра. Впрочем, обо всем – по порядку.

Итак, третьего октября в Марьино – извечном курском оплоте любых местных реваншистов, отторгнутых властью, но страстно желающих ее, эту власть если уж не вернуть, то хотя бы – поиметь, собралась компания, состоящая из, ещё в недавнем прошлом, трёх самых влиятельных людей региона. Без преувеличения. Впрочем, судите сами, несвятая троица команды мечты любой пациентки геронтологического санатория состояла из курского экс-губернатора Александра не Руцкого, курского экс-волан де морта, Александра Сергеича не Пушкина, а также курского царя дорог и свинарников, депутата-чиновника и православного хасида Александра Польмана, уже получившего, по слухам, ну или почти получившего паспорт жителя земли обетованной. А обед-то был заказан заранее и на ровно вчетверо большее количество ртов. Ибо ожидала троица экс-великих Александров прибытия пятерки глав районов из верных аборигенов, двоих из ларца одинаковых с лица братьев с червонной фамилией, ну и еще кой-кого.

Согласно инсайдерской информации, тучи, сгустившиеся над головами каждого из троих собравшихся по отдельности и над всей шайкой-лейкой вместе взятой стали более, чем весомой причиной для планирования тайной вечери компании потенциальных архитекторов реванша.
Ой. Пафосно я назвал тусовку эту как-то, да? Собственно, собрались мужики покумекать – как сподручнее будет гадить Старовойту, чтобы мыслей крамольных его лишить. В первопрестольной концы и ходы искать. Или же на месте диверсии устраивать, на глупости варяга провоцировать, да палки ему в колёса вставлять. А то – ишь ты, никакой уважухи сединам и лысинам от бегуна этого.
Только вот подвели троицу злокозненных Александров экс-верные, с концов их копий вскормленные вассалы. Не прибыл к трапезе более никто. И пришлось Александрам, призвав к столу шута, анекдотами славного, да для украшения компании – главную мадам Марьинской усадьбы, вместо планов великих, местью зело страшных, тупо прибухнуть на троих. Не удалось в общем колыхнуть народ да пошуметь, как говорится.

А тут как раз увидел свет очередной наброс на вентилятор в твердом переплете и на мелованой бумаге, вышедший из-под пера еще одного курского экса, правда второстепенного. И неожиданно для себя самого вечно недоласканный и недооцененный курский экс-министр культуры, виртуоз откатов, гений интриги и маэстро распила госсредств стал основным ньюсмейкером когорты. Всего-то навсего выпустив в свет локально понятное «документальное повествование».
Вот краткое содержание этой «книги» в пересказе тг-канала «Изнутри/Курск»:

Бывший председатель комитета по культуре выпустил документальное повествование «Я не культурный человек…».

Это шедевр.

Содержание этой книги посвящено непростым историям из мира курской культуры», — поясняет автор тот бред обиженного горе-чиновника, который он настрочил аж на сотню страниц.

Директор филармонии Ольга Макарова — инертная и с завышенными амбициями дама, не сумевшая поменять ситуацию к лучшему. Худрук драмтеатра Юрий Бурэ — авторитет и личный статус в обществе высоки, но так было не всегда. Режиссёр Г.Д. Кириллов — старомодно оформлял спектакли. Издатель журнала VIP Михаил Изотов — вездесущий журналист, известный своей рафинированной комплиментарностью к освещаемым событиям; известный и не очень бедный человек; распоясавшийся представитель четвёртой власти. Литератор, кино- и театровед Сергей Малютин (скончавшийся из-за тяжелой болезни) — будучи человеком добрым и деликатным, не смог преодолеть себя в борьбе с инертностью местных властей и проявить волю.

Дирижёр Сергей Проскурин — комбинатор с высоким самомнением и амбициями; руководитель Русского камерного оркестра — коллектива с претензионным названием, но скромными возможностями; запредельно нескромный; самозванец; незадачливый педагог; алчный делец; непопулярный человек; бывший трубач; Остапович и великий комбинатор (главы про Проскурина стилистически похожи со статьями на «КурскТВ», где лился заказной бесконечный понос на дирижёра. Может, автор наброса работал внештатно в этом СМИ?).

Директор губернаторского камерного оркестра Юрий Пастухов — мальчик на побегушках.
Солист филармонии Андрей Капралов — пресмыкающийся перед любым начальством, занявший «ещё не остывшее» место. Бывший председатель комитета по культуре Елена Яковлева — заправский волюнтарист. Журналист Денис Шайкин — скандальный издатель; кондово-кустарный писака; автор сумасбродной чуши.

Есть ли в книге хорошие персонажи? Да. Сам писатель, ну и Георгий Свиридов.

Даже Роман Старовойт у него выступает руководителем с доверчивыми помощниками, нашедшим повод для кадровых перестановок, не устоявшим перед соблазном придать коллективу Проскурина статус «губернаторского». Тщеславный, короче.

Надеемся, господин сочинитель выплакал свои обиды, потратился на тираж книги в количестве 450 штук и успокоился. Лить нечистоты на всех он называет «держать удар», чтобы не «попасть в удушливый мир лицемерия».

Бес, действительно, вселился в культурную среду Курска. И, конечно, обряд экзорцизма рано или поздно должен свершиться…», — так закончил своё документальное повествование пафосный обличитель. Тут и добавить нечего.».

Ну почему же нечего. Этот псевдолитературный шедевр в жанре мемуаров обиженного чиновника – кладезь для рецензента.

Этакая квинтэссенция злобы маленького человечка, обиженного вообще всеми. Богом, властью, людьми, коллегами, художниками и музыкантами, губернатором Старовойтом, ну и конечно же журналистами. Не упустил также В-о-Р, придав злобности своему казенному языку, возможности, помимо перечисленных в обзоре коллег, оскорбить ряд курских актеров и деятелей культуры, учителей и просто порядочных людей, вне зависимости от того живы он или нет. И даже родственников композитора Свиридова умудрился этот лишенец от власти оскорбить, обозначая в своем сборнике желчных пакостей неадекватными, чванливыми, непорядочными и недостойными наследниками великого творца.

Вообще, по сути, только Георгий Свиридов и избежал по какой-то причине поношений в этой сумрачно-липкой паучьей вязи документального повествования «не культурного человека», униженного собственной серостью. Которую автор сквозь весь свой нудный текст попытался представить не подленькой чертой скверного характера, но жертвенным благородством государственного мужа.

Но попытка сыграть этакого Д Артаньяна среди сами понимаете, кого, оказалась провальной, жалкой и отчасти смешной в контексте известной присказки про мушкетера-гасконца.
И единственное, что вызвало восхищение – это искренность монограммы автора в колонтитулах каждой из страниц. Дерзко и подсознательно честно определяющей суть автора. Связка вензелей «В» и «Р» в виде буквы «о» оказалась очень удачным и едва ли не единственно верным определением заслуг обиженного писателя перед курской культурой. В-о-Р. Хотя этот каминг-аут вот реально неожиданностью оказался.

Ну и в завершение рецензии как нельзя более кстати придется анекдот, оживленный в памяти творением лидирующего ньюс-мейкера от партии курских эксов:

Приходит некий не культурный человек, а В-о-Р в же курский цирк устраиваться клоуном и сообщает директору цирка о том, что у него готов уникальный, потрясающий, фееричный номер!
– Ну-с, извольте, рассказывайте.
– Вы только представьте: в цирке аншлаг, забиты публикой даже проходы, весь бомонд в первых рядах, звучит туш, под купол цирка на лонжах поднимается огромная бочка, гаснет свет, туш нарастает, финальный аккорд, свет включается, лонжи отстёгиваются, бочка падает на арену, разлетается вдребезги, ииииии!!!!!
– ииии???!!!!
– публика в дерьме, бомонд в дерьме, оркестр в дерьме, вы в дерьме, конферансье в дерьме и тут на арену выхожу я. Да, жалкий клоун, но в белом фраке!».

В принципе, анекдотом можно было бы и ограничиться изначально в рецензировании убогого изъявления зависти злобной и бесталанной посредственности к любому проявлению таланта. Но – нет. Знаете, почему? Потому что я журналист. Ремесленник слова. И это моя работа. А те, живые и мертвые, талантливые и умные, интересные и человечные, о которых позволил себе наглость излиться желчью и своим мертворожденным слогом вышедший в тираж чинуша, чужую работу делать не должны. Да и не смогут. Молчание же и отсутствие симметричного ответа позволит таким вот В-о-Рам вновь и вновь смердеть в печатной форме. Теперь, надеюсь, нет. Ответ ведь может оказаться не столь корректным, как этот и совсем ассиметричным…

АВТОР Денис Шайкин

Related posts

Leave a Comment