«Бомбарь» под Central Park’ом?

Ровно пять лет назад депутаты Госдумы попросили главу МЧС Владимира Пучкова привести «в состояние полной готовности» все бомбоубежища в России. Также парламентарии попросили проверить в укрытиях системы жизнеобеспечения и системы оповещения о ЧП, а заодно и провести инструктаж граждан на случай чрезвычайных ситуаций.

На всю Россию насчитывается 16 270 бомбоубежищ, или как их называют сейчас — объектов защитных сооружений. И многие эти объекты незаконно приватизированы. 95% бомбоубежищ были еще недавно не готовы принять жителей в случае войны, так как находились в неудовлетворительном состоянии. Особое внимание депутаты просили уделить бомбоубежищам в Крыму, Севастополе, Воронежской, Ростовской, Брянской, Курской и Белгородской областях. Однако ограничивать формат проверки лишь указанными областями министр ЧС не стал и уже в 2015 году по всей России начали восстанавливать бомбоубежища. Вообще, кроме довоенных, бомбоубежища начали строить еще в начале 60-х годов прошлого века. Все экономически важные объекты страны были оснащены коллективными средствами спасения от оружия массового поражения. Тогда за этим следили строго, периодически проводили проверки и учения. Но смутные 90-е годы заставили забыть о внешних врагах, население старалось выжить в сложных внутренних условиях. Теракты и рост риска начала военных действий заставили вспомнить о средствах защиты. И бомбоубежища, заброшенные в 90-е годы, начали приводить в порядок. Всего за один год почти все они были проверены и приведены в готовность, даже на случай ядерной войны. Их оснастили вентиляцией, водой, дизельными генераторам, там хранится запас медикаментов и пищи.

Правда, для восстановления сети убежищ, властям пришлось возвращать помещения из рук частных владельцев, получивших бывшие бомбоубежища еще в 90-е годы и устроивших в них склады и мастерские, магазины и ломбарды и даже ночные клубы. Но особой проблемой это не было. По решению суда арендаторов и владельцев убежищ принуждали и принуждают освобождать занимаемую площадь в короткие сроки. Дело в том, что бомбоубежище, построенное до постановления 3020-1, может быть только в Федеральной собственности. Нахождение его в муниципальной либо в частной собственности незаконно. Приватизировать его нельзя. Точнее, забрать бомбоубежище теоретически можно в порядке приватизации. Но смена назначения с учетом специфики работы МЧС и РФФИ возможна только в судебном порядке и на основании экспертизы. То есть — практически невозможна. Еще бомбоубежище можно купить у его владельца, но с обременениями. И лишь через десять лет с момента приватизации, вы сможете делать со своим бомбоубежищем что угодно. Оно станет вашим. Не раньше. Таков закон.

Вообще-то, раньше, до начала застройки обжитых районов города земля над бомбоубежищем считалась абсолютно неприкосновенной. Строить любые сооружения над объектом гражданской обороны (ГО) категорически запрещается множеством постановлений и нормативов до сих пор. Мало кому известно, что в Курской области есть в наличии 588 бомбоубежищ. В одном только Курске около двухсот защитных сооружений. Теперь определение «бомбоубежище» неверно. Кроме угрозы от обычных средств поражения, защитные сооружения рассчитаны на опасность радиационного, бактериологического или химического заражения». Самые большие, в которых в случае опасности смогут разместиться более двух тысяч человек, находятся на территориях заводов. В некоторых больницах есть убежища для нетранспортабельных больных. Около 100 защитных сооружений находятся в жилом секторе, в подвалах, больницах, учебных заведениях. Чаще всего это подвалы пятиэтажек. Таким убежищам 20 — 30 лет. Узнать, что в доме находится защитное сооружение, можно по круглым бетонным оголовкам — это вентиляционные шахты. Состояние убежищ зачастую оставляет желать лучшего. Хотя многие курские убежища уже пережили капитальный ремонт, раз в год в них проводится косметический. Работы проходят без привлечения внимания населения и прессы. В частности, укрытия под больницами, заводами, жилыми домами и городскими депо были обследованы все, досконально и теперь практически под каждой такой стратегической точкой есть нормальные укрытия. Они оснащены по стандартам Советского Союза, в них есть все необходимое, даже плакаты, объясняющие правила выживания в ЧС.

Информацию о нахождении убежищ можно получить в городской и районных администрациях оснастили вентиляцией, водой, дизельными генераторам, там хранится запас медикаментов и пищи. Но есть и больной вопрос — отсутствие вообще каких-либо укрытий в целых районах города. Например, поселок Северный, улица Клыкова и проспект Победы лишены убежищ напрочь. Домов много, а прятаться в случае беды негде. Убежища всегда планируются, они есть в проектах, но почему-то не строятся. А бывает и так, что бомбоубежища просто …исчезают.

«Как» — спросите Вы? Я не знаю. Знает, наверное, известный курский девелопер Николай Полторацкий. Должен знать, как профессионал, играющий на этом поле, с учетом всех рисков, отягощающих инвестиции собственных средств в тот или иной проект. Так что, вопрос надо задавать ему. Может бомбоубежище погребенного под торговым центром «Central Park» трамвайного депо и не исчезло никуда вовсе — госсобственность все-таки. А наше государство не очень любит, когда его собственность уничтожают. Так что возможно, что весь массив гигантского ТРЦ «Central Park» покоится на нем — на бомбоубежище, упрятанном под землю на глубине пяти метров? Только вот — «покоится» ли? В смысле — может ли такое грандиозное сооружение считаться безопасным, если под ним расположены десятки пустых помещений, предназначенных для длительного укрытия от внешних угроз более, чем сотни человек, с канализацией, вентиляционным шахтам, переходами и тоннелями, ну и прочей инфрастуктурой? Возможен, несмотря на фантастичность предположения, и третий вариант. А что если господин Полторацкий не уничтожил госсобственность и не подвергает риску жизни курян, а… сохранил или даже модернизировал бомбоубежище трамвайного депо?

К сожалению, в любом из вариантов доступа извне к этому объекту больше нет. Как нет в Курске и трамвайного депо «Северное». Изначально сокращение трамвайного штата привело к его закрытию, потом территорию частично отдали рынку, затем рынок тоже выселили в специально выстроенное здание, а место с убежищем превратилось в 2013 году в строй-площадку. В 2013 же? Я не ошибаюсь? Не 10 лет назад? Да и продажа бывшей территории трамвайного депо тоже была осуществлена врод как не в 2008 году? Ну то есть — тоже не прошло еще 10-ти лет, необходимых для снятия обременения в виде обязанности поддерживать бомбоубежище в надлежащем функциональном состоянии? А убежище было неплохим, хотя вместимость его была не из сверхмассовых. Да и раздербанили его за годы между проверками. Глубина его залегания — 5 метров, вместимость — 100 человек, класс защиты — 3. Как и большинство российских убежищ оно было разграблено в середине 1990-х, но затем восстановлено. Был произведен косметический ремонт помещений, установлены новые решетки и железные двери в наклонниках.

Планировка «бомбаря» была вполне стандартной: центральный зал, по периметру которого располагаются комнаты поменьше, генераторная, санузлы, фильтрационная и прочий стандарт убежищ советского периода. На тот момент, когда последняя группа сталкеров смогла посетить бомбоубежище курского трамвайного депо и успела отснять его на память, из имущества гражданской обороны в убежище почти ничего не оставалось. Ящик с остатками детских противогазов и пара ящиков ГП5 в состоянии далеком от идеального. В конечном итоге все это просто дематериализовалось при строительстве ТРЦ. Как, собственно, судя по всему, и само бомбоубежище. Или все-таки нет, господин Полторацкий? Впрочем, это вопрос в никуда. И задавать вопросы по поводу исчезнувшего бомбоубежища стоит задавать иным людям и иным структурам.

Related posts

Leave a Comment