Бес культуры

 

Вот интересно, что делать, если обряд экзорцизма требуется не отдельно взятому человеку, чье сознание захвачено в плен силами тьмы? А почти сотне интеллигентных людей, в одночасье превратившихся в злобных склочников, исторгающих из себя потоки грязи, хамства и гнили? И делают они это с удовольствием, упражняясь при этом всей сворой в сквернословиии и соревнуясь — кто из них изощреннее оскорбит того, кому еще недавно ими пелись дифирамбы. Вот уже почти полгода, как в курскую культуру вселился бес. Бес культуры…

Впрочем, нет. Тихий бес с водянистыми, а точнее, с небесно-голубыми склерами вселился в курскую культуру давно, без малого пару десятков лет назад. Валерий Рудской. Эстэтствующий содомит, поклонник клетчатых пиджаков и заднеприводных автомобилей при губернаторе Михайлове бессменно руководил культурой региона. Или рукоблудил? Но в любом случае — бес-сменно. И все это время тихой сапой, почти без скандалов, он превращал эту самую культуру не только в источник собственного благосостояния и власти, но и в некое подобие болотной жижи. В которой любой музыкант, певец или артист, посмевший проявить недовольство тем, что его считают лакеем и придворным шутом, мгновенно захлебывался грязной тиной. И недовольных с каждым годом становилось все меньше. И меньше. И меньше… О гнусностях утонченного культуртрегера Рудского можно рассказывать долго. Но точнее всего то, что сделал с культурой региона Валерий Рудской и его милые приближенные, пророчески было описано братьями Стругацкими в их пронзительном «Трудно быть богом»:

«…За такие промахи любой министр был бы повешен за ноги на верхушке Веселой Башни, но дон Рэба каким-то образом остался в силе. Он упразднил министерства, ведающие образованием и благосостоянием, учредил министерство охраны короны, снял с правительственных постов родовую аристократию и немногих ученых, окончательно развалил экономику, написал трактат «О скотской сущности земледельца» и, наконец, год назад организовал «охранную гвардию» — «Серые роты».
За Гитлером стояли монополии. За доном Рэбой не стоял никто, и было очевидно, что штурмовики в конце концов сожрут его, как муху. Но он продолжал крутить и вертеть,  нагромождать нелепость на нелепость, выкручивался, словно старался обмануть самого себя, словно не знал ничего, кроме параноической задачи — истребить культуру…».

Точнее не скажешь. И даже кажется, что именно модель поведения дона Рэбы избрал для себя некогда дон Рудской, модернизировав ее и избрав оружием для уничтожения культуры
представителей этой самой культуры. Кстати, «оружие» по-английски — «gun». Дон Рудской, сами игру слов и смыслов продолжите? Скучно ведь без дела сидеть-то небось? Ну да вернемся к нашим баранам. Полгода назад г-н Рудской (и тут в сокращении я не подразумеваю слово «господин») лишился всего. Нет-нет, он не умер и не сел пока еще в тюрьму. Но для таких персонажей лишиться власти и денег — это лишиться всего. А еще спустя три месяца стало понятно, во что смог превратить не один десяток творческих людей курский дон
Рэба с глазами бассет-хаунда. Лучше всего происходившее в 2019 году в курской культуре описал в своей оценке ситуации Александр Зуборев, музыкальный продюсер и руководитель Московского театра песни «Синяя Птица»:

«…удивительные события происходят сейчас в области культуры в Курске. Речь идет о назначении и последующем увольнении нового председателя комитета по культуре области, увольнении с занимаемой должности директора областной филармонии, а затем восстановлении его в качестве врио, увольнении дирижера оркестра русских народных инструментов и многом другом… Действительно много изменений и кадровых перестановок. Но, если учитывать тот факт, что в Курской области сменился губернатор и кадровые перемены уже произошли практически во всех структурах власти, то все легко объясняется и ничего особенного в происходящем нет. Приходит новый губернатор и набирает новую команду — только и всего. Но есть один очень важный момент. Когда власть ругают за плохие дороги, за плохое медицинское обслуживание населения, за проблемы в сфере образования,
за отсутствие элементарной социальной защиты — это очевидно, здесь достаточно причин для негодований. Но когда речь идет о проблемах в области культуры, то для того, чтобы таковые выявить, нужен определенный опыт и знания в этой области. Чтобы лучше понять, по каким критериям до недавнего времени определялся уровень культуры в Курске, хочу привести такой пример. Однажды в разговоре с теперь уже бывшим главой города Курска Овчаровым Николаем Ивановичем я позволил себе заострить внимание на проблемах в области культуры как в Курске, так и в стране в целом. Николай Иванович тогда мне сказал, что я заблуждаюсь и что в городе Курске дела с культурой обстоят прекрасно. При этом в качестве доказательств он привел конкретные цифры — сколько средств город направил на ремонт и строительство культурных объектов и т.д. Это, конечно, замечательно, ответил я тогда, если только не обращать внимания на очень низкую посещаемость этих самых объектов культуры, на грязные улицы и грустные лица на этих улицах. Культура — это результат воспитания, который должен оцениваться не по количеству, а по качеству.
Тогда Николай Иванович заметил, что вопросами воспитания должен заниматься комитет образования. Вот так…
Теперь вернемся к сегодняшним событиям. Сразу хочу сказать, что у меня сложились прекрасные отношения со всеми теми людьми, которых я здесь упоминаю. Конечно, по-разному можно оценивать профессиональный уровень того или иного человека, но я не ставлю перед собой такой задачи. Просто считаю своим долгом выразить свое личное отношение к происходящему и быть при этом максимально объективным.
Хочу заметить, что во времена, когда Комитетом по культуре Курской области руководил Валерий Вячеславович Рудской, кадровые перестановки не вызывали таких бурных эмоций, как сейчас. И это при том, что в драматическом театре им. А. С. Пушкина и в Курской областной филармонии директора менялись трижды.
Так почему же сегодня так бурно кипят страсти в среде работников культурного цеха?

А все лишь по той причине, что советником губернатора Курской области по культуре назначен главный дирижер Русского камерного оркестра, профессор Сергей Георгиевич Проскурин. Нет, вы только представьте себе, что когда советником по культуре губернатора Михайлова был назначен хорошо известный всем курянам Сергей Викторович Маслов, вопросов ни у кого не возникало, это считалось нормой, ну а теперь — да, совсем другие обстоятельства! Так вот, вся эта история началась с того, что у Проскурина в свое время не сложились отношения с теперь уже бывшим председателем Комитета по культуре Курской области Валерием Рудским.

Проскурин, успешный музыкант и дирижер, вернувшийся тогда в Россию из Швеции, как-то не вписывался в команду Рудского, а прогибаться не хотел, так как он уже тогда обладал достаточно высоким профессиональным уровнем исполнительского мастерства и имел большой опыт работы в разных странах мира. Зная Рудского, не сложно понять причину, по которой он невзлюбил Проскурина. Дело в том, что Валерий Вячеславович всегда осознавал себя самым авторитетным специалистом в любых вопросах, связанных с культурой, и свое мнение он всегда считал единственно верным. Он всегда видел себя на несколько ступеней выше остальных, а Проскурин был не ниже.
Идея Сергея Георгиевича о создании в Курске камерного оркестра Рудскому тоже не понравилась, в общем, нашла коса на камень…

Так вот именно Рудской, движимый желанием сохранить свой статус идеального руководителя, увидел в Сергее Проскурине некую опасность, способную подорвать его непререкаемый авторитет. Но что мог сделать Рудской с высокопрофессиональным музыкантом Проскуриным?

Да ничего. Поэтому Валерий Вячеславович выбрал тактику, отработанную несколькими поколениями номенклатурных работников, а именно — не замечать. Вот так много лет и не замечали, вернее, делали вид, что не замечают дирижера Проскурина и вновь воссозданный им в России удивительный коллектив — Русский камерный оркестр. Думаю, что не имеет смысла говорить о вкладе, привнесенном Проскуриным в развитие русской культуры, он безусловно велик. На протяжении многих лет Сергей Проскурин занимался в Курске исключительно музыкой, причем исключительно в рамках своего проекта «Русский камерный оркестр». Это устраивало всех, даже команду Рудского.

Теперь же, когда профессору Проскурину предложили стать советником губернатора по вопросам культуры, некоторые работники упомянутой сферы почувствовали некий
дискомфорт и стали предпринимать соответствующие меры. Сразу стали искать компромат, подключили к этому известного скандалиста Александра Федулова, что-то разместили в Интернете, опросили каких-то «свидетелей» и «очевидцев». Все по обычной, хорошо отработанной схеме…».

И вот тут я позволю себе не согласиться с господином Зуборевым. Схему войны Рудского энд компани с маэстро Проскуриным не то что с натяжкой, вообще нельзя назвать обычной.
Скорее, ее характер можно обозначить модным в недавнем прошлом термином — гибридная война. Безусловно, наем чернопиарщиком картавого рупора местных гордых элит, генератора мерзости Александра Федулова ноу-хау назвать нельзя. Его быдловыходки в Курске давно никого не удивляют, бес-принципность хорошо известна, а ценник невелик и местных сквалыжных серых кардиналов не пугает. Безусловно, наем безграмотного помоечного интернет-ресурса «КурскТВ» для вербальных испражений анонимов и абсурдной клеветы авторов ноу-неймов вкупе с прямой ложью — тоже скорее хауноу, чем ноу-хау. Кстати, о лжи. Цитата из одного из говнотекстов «КурскТВ»: «…я не поленился и позвонил в Саратов Олегу Абрамову (известный саратовский тромбонист, педагог, общественный деятель, создатель и руководитель культурных и просветительских проектов). Но он тоже никогда не слышал такого трубача, как Сергей Проскурин. Единственное, что сказали саратовские коллеги: да, он работал в Саратове в прошлом году, но его «вытащил» курский губернатор, предложил что-то…».

А вот прямая речь Олега Абрамова:
«Мы с Сергеем Проскуриным знакомы,  и давно. По Саратову. Я этого не отрицал никогда, мы с ним хорошо общаемся и по сегодняшний день. Когда я был в Саратове, он часто приезжал к своему профессору, у которого он учился. И мы встречались, обсуждали какие-то темы. Он наблюдает за тем, что я делаю в музыке, я — за его творчеством. Что касается
статьи, которую мне показывали, то в ней сказано, что мне звонили в Саратов. В Саратов может звонить кто угодно и сколько угодно, я там уже два года не живу, а живу в городе Москве. Ситуация абсурдная. Мне непонятно, почему без моего ведома используется моя фамилия, когда человек со мной не только не обсуждал никакие вопросы, но даже и не связывался попросту».

Цена «достоверной» информации от «КурскТВ», надеюсь, понятна? Ибо более цитировать это недоСМИ я не буду. Скажу лишь несколько слов о владельце «самого посещаемого авторитетного ресурса Курска».

Роман Алехин. Казак на подскоке, православный перфекционист, стартапер факапов, активист ОНФ, враг коррупции и ортопед-борец за права детей-инвалидов, а также социальный
предприниматель. А, чуть не забыл — «порядочный человек» и селфмейд-мен. Ну, возможно, кто-то и считает, что торговля стельками, корсетами и матрасами, а также продажа протезов инвалидам — это и есть социальное предпринимательство. Возможно, кто-то считает, что инспекционные поездки по ФАПам области с активом ОНФ, используемые Романом для скупки антиквариата, — это нормально и не дискредитирует «Народный фронт». И даже возможно, что кто-то не находит ничего предосудительного в получении борцом за права детей-инвалидов откатов с матерей умирающих детей за памперсы, тендеры на поставку которых до недавнего времени регулярно каким-то образом выигрывал этот схоласт-профессионал с пустыми глазами. Но любому, кто захочет мне рассказать о порядочности стукача-энтузиаста Романа Алехина, я отвечу следующее. Когда в январе 2018 года, в результате острого конфликта с руководством региона, мне, тогда издателю «МК Черноземье», пришлось надолго оказаться на больничной койке, я в отчаянии предложил Роману Алехину стать соинвестором проекта «МК Черноземье».

Вот что он мне ответил:

«Про инвестиции подумал и посоветовался с моим соинвестором — с женой. Думай над условиями и давай обсуждать». Но через четыре минуты он прислал еще
одно сообщение: «Денис, помнишь, ты уже пару раз предлагал отдать мне газету. И каждый раз я отказывался. Я на днях обсуждал это с моим другом, нет, ты его не знаешь. Он сказал — забирай, конечно. Но, есть два даже «но», из-за которых это невозможно. 1 — я не Иуда и не продавался и не продамся за любую выгоду в деньгах и 2 — я тебе говорил, «МК» — это твой стиль и лучше его закрыть, чем передать кому-то». Ровно через пять месяцев, в июне 2018 года, он ничтоже сумняшеся использовал первую же подвернувшуюся возможность для того, чтобы перехватить право на издание «МК Черноземье» и в течение пары месяцев уничтожить репутацию издания, превратив газету в сборник рассказов о себе любимом и ортопедических стельках. В первом же номере разместив свой портрет на полполосы с текстом, в котором обвинил меня и моих сотрудников в непрофессионализме.
Так вот, нет, я не считаю Романа Алехина порядочным человеком. И да, он — Иуда. Ну да Федулов с Алехиным — это берданки курского черного пиара. Отнюдь не они придали войне курских культуртрегеров с дирижером Проскуриным гибридный характер. Представьте себе поединок между женской баскетбольной командой курского «Динамо» и курским боксером Поветкиным? Или схватку курской рапиристки Инны Дериглазовой с курской футбольной командой «Авангард» можете представить? Думаю, вряд ли. Как минимум — смешно. Вообще же — идиотизм. Интересно, почему никому в Курске не кажется анекдотом или идиотской выходкой дурно пахнущая битва международного фестиваля «Джазовая провинция» с Русским камерным оркестром? Может быть, потому, что за три месяца затяжных разборок в курской культуре эта абсурдная война местных культуртрегеров сделала регион вместо музыкальной столицы Черноземья нелепым посмешищем? Субъектом уже даже не федерального скандала, к этому статусу Курск за последние несколько лет привык. А эпицентром постыдной склоки, о которой наслышаны многие известные люди и во многих уголках мира… Суть ее в том, что целый ряд курских деятелей культуры попросту — другого, более точного термина и не подберешь — зашкварились. Как? Да подписав высосанный из пальца Рудского постыдный донос на имя губернатора и в Правительство РФ. В котором Сергей Проскурин был обозначен как… негодяй, мздоимец, мошенник и разрушитель культуры! Самым неприятным для меня было узнать, кого, оставшись в роли  невидимого кукловода, Рудской назначил главным инициатором позорного действа Леонида Винцкевича, к которому последние тридцать лет я не испытывал ничего, кроме  уважения. Именно он собирал подписи под доносом и именно он выступает в качестве основного инициатора развязанной впоследствии в отношении Проскурина травли в Интернете… Не поверив поначалу в происходящее, я попытался дозвониться до Леонида. Не вышло. Задал вопрос о происходящем в фейсбуке. Ответ на который я не получил до сих пор…

Косвенное подтверждение этому невероятному для меня повороту я получил в разговоре с дирижером Эдуардом Кальманом, который отказался подписывать кляузу, за что его джазовым коллективам в Курске мгновенно был «перекрыт кислород». В ответ на вопрос о сути происходящего Эдуард Ильич после долгого раздумья сказал, что комментировать эту грязную историю он не хочет. И надеется, что здравый смысл в итоге возобладает, потоки клеветы прекратятся, а вся эта неприглядная история будет забыта как страшный сон. Творческие люди должны заниматься творчеством, а не участвовать в склоках, майданах и разборках тех, кто к искусству имеет весьма опосредованное отношение. Интересно, как скоро он, еврей Эдуард Ильич Кальман, и его супруга смогут забыть истеричное антисемитское высказывание одной из подписанток доноса, некоей анонимной пользовательницы Сети под ником «Ромашка Луговая»: «…мы всей филармонией решили собрать 30 серебреников для вашей семьи!»? И смогут ли?

Так получилось, что, в отличие от Винцкевича, с которым меня связывала если не многолетняя дружба, то уж точно — добрые отношения, с Сергеем Проскуриным общаться ранее мне не доводилось. Ну вот как-то так вышло. Но найти номер его телефона для меня труда не составило. «Денис… Вы меня, пожалуйста, извините… Но я не могу и не хочу комментировать происходящее. Слишком это больно, неприятно и бредово. Фантастически бредово…». Вообще, почти все те представители мира музыки, к которым я обращался за комментарием, характеризовали ситуацию как совершенно невероятную для творческой среды. Имея в виду не сам скандал, не интриги и не пикировки в социальных сетях, но факт коллективного клеветнического доноса на человека в духе 37-39 годов прошлого века, отправленного группой товарищей куда надо и кому надо.

Татьяна Богачева, скрипачка, в недавнем прошлом — сотрудница кафедры симфонического дирижирования под руководством Геннадия Рождественского:
«Когда я прочитала одну из этих… публикаций о Сергее Георгиевиче, я полчаса просидела в оцепенении. В шоке. Ребенок кричал, муж меня звал, а я сижу и не могу встать. Я не могла понять — как люди могут до такого вот опуститься. Да, всегда были недовольные, но чтобы так себя унизить, чтобы писать такую грязь, заведомую клевету — это непостижимо. Я приехала в Курск за творчеством, музыкой, за вдохновением. А оказалась в эпицентре какого-то абсурда».

Кстати, еще несколько слов о том, куда, кому и как, а главное — в какой форме был отправлен донос. О том, что принять Леонида Винцкевича с его жалобой нынешнего врио губернатора Курской области Романа Старовойта просил Игорь Бутман, известно даже в Америке. David E Richardson jr, Executive producer в «The Real Jazz Ambassadors»: «…So sorry. Don’t know nothing more…. you probably know more. i’m in Atlanta now, not in Russia until October with Darius Brubeck on tour… Ill be glad to see u…».

Впрочем, насколько мне известно, Игорь Бутман не знал о сути визита коллеги по цеху к сильным мира сего. И сейчас он весьма недоволен тем, что оказался опосредованно вовлечен в такую неприглядную историю. Чем она, история эта, закончится, неизвестно. Я назвал ее смешной и глупой. Только вот смешного здесь мало. А рабская глупость, служащая злу, алчности и ненависти, как правило, оказывается страшной.

На сегодняшний день этот конфликт погружен в гибернацию. Но не потому, что здравый смысл возобладал. Потому что постарались политтехнологи врио губернатора региона. До девятого сентября скандалы в области не нужны. А что будет после? Когда дон Рэба — Рудской и его «серая рота» поднакопят злобы, деньжат и сил? Что бы ни было, закончить написанное я хочу словами из все того же «Трудно быть богом»:

«…Без искусств и общей культуры государство теряет способность к самокритике, принимается поощрять ошибочные тенденции, начинает ежесекундно порождать лицемеров
и подонков, развивает в гражданах потребительство и самонадеянность и в конце концов опять-таки становится жертвой более благоразумных соседей».

И еще, уже не к власти обращенной цитатой, а ко всем нам:

«Они были пассивны, жадны и невероятно, фантастически эгоистичны. Психологически почти все они были рабами — рабами веры, рабами себе подобных, рабами страстишек, рабами корыстолюбия. И если волею судеб кто-нибудь из них рождался или становился господином, он не знал, что делать со своей свободой. Он снова торопился стать рабом — рабом богатства, рабом противоестественных излишеств, рабом распущенных друзей, рабом своих рабов. Огромное большинство из них ни в чем не было виновато. Они были слишком пассивны и слишком невежественны. Рабство их зиждилось на пассивности и невежественности, а пассивность и невежество вновь и вновь порождали рабство».

Да, Богом быть трудно. Но иногда гораздо труднее оставаться человеком. Особенно когда знаешь, что для тебя лично повлечет публикация своей точки зрения на происходящее. Даже сейчас, ставя точку, я мельком подумал: «А может, не надо? Может, пусть само как-нибудь? Сами разберутся как-то…». Может быть. Но молчать — нельзя. Вот, пожалуй, и все.

Денис ШАЙКИН

А впрочем — нет. Для финала публикации я запланировал совсем другую цитату. Ею и завершу. Роберто Джуффре, дирижер Итальянского женского оркестра (Orchestra Femminile Italiana), г. Милан (Италия):

«…Еще во время гастролей Сергея в Италии у нас родилась идея пригласить итальянских музыкантов моего оркестра в Россию и дать концерты в Москве и, возможно, в Курске. Я был бы рад осуществить эти планы. Я очень люблю русских. За те несколько лет, что я часто и подолгу бываю в России, я встретил тут много интересных людей, которые обогатили мой мир, обрел новых добрых друзей. Русская культура вообще и русская музыкальная культура — это бесценное сокровище, которое есть у каждого, родившегося в этой стране. Ее уникальность, своеобразие и глубина отражаются в личности русского человека. Это то, что мне так интересно познавать, и это то, что мне кажется, нужно осознать и ценить всем русским людям. Ценить это в самих себе и ценить это в творческих личностях, которые продолжают нести эту культуру на высочайшем профессиональном уровне, обогащают ее и определяют служение ей делом своей жизни…».

Related posts

Leave a Comment