Без совести

Все ли члены Курского отделения ООД БПР используют в своих именах в аккаунтах соцсетей приставку «бессмертный», подобно своему вожденку И. Хорову? Известно ли членам Курского отделения Полка о некоторых странностях, возникавших на протяжении прошлого года и части нынешнего года в связи с финансами или вопросами оказания помощи покойной Любови Григорьевне Козинец и ее племяннице Галине Александровне Ремжиной? Является ли очевидно нечистоплотная линия поведения господина Хорова определяющей для сотрудников ООД БПР — от использования, без оснований для этого, термина «однополчане» в разговорах между собой и до разного формата сбора средств и публичных просьб о пожертвованиях на мероприятия, не имеющие отношения к деятельности БПР?

 

ВЛАДИМИР МОСИЧЕВ: ЭТО ВНЕ МОРАЛИ

 

Владимир Мосичев
Владимир Мосичев

Перед тем как раскрыть детали результатов нашего расследования, мы обратились с этими вопросами к Владимиру Мосичеву, руководителю исполкома Курского отделения БПР.

— Из активистов БПР приставку «бессмертный» используют, слава богу, далеко не все. На мой взгляд, называть таким образом себя, участвуя в деятельности Бессмертного полка, значит, необоснованно присваивать себе роль героев войны за Отечество. Непонятно на каком основании брать себе славу, которую они заслужили. Это вне морали и звучит как недобрая шутка над высшими силами…

— Вопросами помощи Л.Г. Козинец и Г.А. Ремжиной в прошлом году я не занимался, так как в начале мая 2017 года я подал заявление о выходе из Курского отделения БПР. Иван Александрович не дал заявлению хода, и вплоть до февраля нынешнего года, пока меня не попросили в Федерации легкой атлетики провести очередные областные соревнования от Бессмертного полка, в деятельности отделения я не принимал участия…

— О странностях с финансированием помощи Л.Г. Козинец читал в СМИ и слышал в некоторых частных беседах с людьми, которые так или иначе были связаны с деятельностью полка в нашем регионе…

— Размещение И. Хоровым постов в группе Курского отделения о распродаже детских военных костюмов имело место быть. На что я жаловался в центральный штаб. Разумеется, его предупреждали о недопустимости появления такой информации в группе Полка…

— Каких-то фактов злоупотреблений в финансировании помощи Л.Г. Козинец у меня нет. На мой взгляд, если есть какие-то подозрения по этому поводу — необходимо инициировать проверку соответствующими органами…

— Наша деятельность должна быть на 100 % прозрачной, и отчитываться перед людьми за финансы, которые так или иначе связаны с нашей деятельностью, мы обязаны…

ГАЛИНА РЕМЖИНА: ВАНЯ НИГДЕ НИ ЗА ЧТО НЕ ПЛАТИЛ…

Кто только в Курске вплоть до декабря прошлого года не слышал или не видел г‑на Хорова в связи с его неослабевающим вниманием  в качестве лидера и вождя местного отделения Полка к проблемам двух пожилых женщин — Любови Козинец и Галине Ремжиной. Хоров провел электрику и вывез 12 КамАЗов мусора, Хоров поругал мэра и замовза бесчувствие, Хоров купил, установил видеозвонок, приобрел бытовую технику и т.д. и т.п…

Вплоть до тех пор, когда внимание к теме стало ослабевать, вопрос с судом и выплатами по нему был закрыт, причем второй — именно тем, кого Хоров поносил едва ли не жестче всех из вольных или невольных участников ситуации, в СМИ и на страницах соцсетей увещевая Николая Полторацкого поиметь совесть. Хотя сам г‑н Х совесть поимел давным-давно. Поэтому, видимо, когда вместе с интересом СМИ к теме дома на Павлова стал ослабевать и поток перечислений пожертвований на карту Любови Козинец, он стал редким гостем у женщин. Потом еще более редким. После — крайне редким. Н у и … исчез. Когда Любовь Григорьевна Козинец умерла, Хоров об этом не знал. И не узнал бы, если бы не его болезненное внимание к СМИ и ощущение монополии на новостную повестку по теме. Истерика от осознания того, что такой «новостной повод» проходит мимо была смешной и запоздало активной и заскочить на подножку вагона ушедшего поезда этому цинику не помогла. Но этому предшествовал ряд событий. О них — цитатами от непосредственной участницы истории, Галины Ремжиной.

— Подождите, какую технику? Вот же телевизор. Его мне подарил ЧОП «Медведь+», мужчина по фамилии Дюмин. Они начали когда ремонт делать, он сразу привез все это — телевизор и современный электрочайник. Это же они делали мне ремонт…

— За электрику платила я деньгами, которые поступали на мой расчетный счет, а Ваня нигде ничего не платил. Вышло 35 тысяч, по-моему…

— 50 тысяч, о которых говорил Ваня, он просил у Полторацкого. Я была не в курсе, что он пошел их просить. О том, что он к нему ходил и просил экскаватор, — да, знала…

— Вот дальний сарай был огромный, и после его разбора вывезли 12 машин мусора. И этот вывоз мусора оплачивал Роман Колесниченко. Полностью.

— На передачу мы поехали в декабре. Я, Ярослав (Зрелых. — Прим. авт.) и Иван — мы втроем поехали в декабре. Там нас разместили в двух номерах: — мне одну комнату, им — другую. Утром он (г‑н Хоров. — Прим. авт.) меня вызывает в свою комнату, а когда я пришла к нему, он протянул мне бумажку какую-то и говорит: «Вот деньги». Говорю: «Какие деньги?» — «Деньги, которые Полторацкий в июне дал вам». Я ему говорю: «Ты же не сказал ничего, сказал только, что ходил за машинами».  «Нет, вот он вам дал 50 тысяч и сказал: бабушкам на текущие расходы…»

— И тут он мне говорит: «Я вам сейчас даю 50 тысяч, а вы мне дайте расписку, что вы их получили». Я так на него смотрю — мы минут пять сидели и так молча смотрели друг на друга — а у меня мысль: что мне делать? Мы же в Москве находимся, на передаче… И как-то неудобно это все. В общем, он потребовал расписку за то, что я получила деньги, которые передал мне Полторацкий в июне. Я ему говорю: «Вань, но ты мне их только сейчас же передаешь…»

— Как я поняла, он эти деньги сначала забрал себе, а когда поднялся шум, Иван забеспокоился, что эта новость дойдет до меня и я задам вопросы…

— Когда он мне дал готовую расписку и уже держал в руках эти деньги — 50 тысяч, я сразу ясно себе всю эту канитель представила. Как он эти деньги взял и забрал себе. И почему теперь они хотят обелиться — запахло оглаской…

— Он мне говорит: «У нас нету денег — мы бесплатная организация». И я говорю: «Тогда вот эти деньги возьми на расходы себе». Ну не смогла я по-другому сказать! Он их взял. И не вернул бы под любым предлогом. А я ему отдала расписку, что я взяла эти деньги. Дату уже не помню, декабрь…

― Я же сразу поняла, что там жульничество. Но поднимать шум не стала. Они подарили 12 сентября Любе холодильник, сейчас я вам его покажу!..

— Видеозвонок я сама сделала. Ничего они не проводили! Я дам мастера, который мне официально через фирму все делал и проводил, я с ним расчитывалась. Я не помню точно, но, по-моему, тысяч 30 — я спрошу!

— А электрику делал якобы священник, у меня его телефон есть. И священника привел Хоров. Они протестанты какие-то… 35 тысяч я лично своими руками отдала.

— Когда карта пропала? В декабре тоже… Он мне как-то говорит: «А сколько у вас на карте денег?». Я: «А зачем тебе?». «Да вот зам Овчарова — Сойникова спрашивает». Я говорю: «А зачем это ей? И ка – кое ко мне имеет отношение Сойникова? Я, конечно, могу сказать, сколько там денег… мы там все сняли почти, а зачем?» Но он настоял: «Дайте остаток! Сколько поступило, когда израсходовано и сколько осталось?». Такую выписку банк не дает. Это можно только лично получить, а была суббота. Хоров сказал, что он договорился — на проспекте Кулакова есть отделение Сбербанка. Оно, мол, работает в субботу…

— Вот вы туда езжайте, говорит. Я: «А зачем? Я тебя не просила!». Он свое: «Вы туда поедьте с Ярославом и возьмите выписку. А то у меня спрашивают постоянно, куда делись
деньги?». Я ему: «Слушай, Иван. Деньги собирались не тебе. И в крайнем случае отчет я могу дать, поскольку средства поступали на мою карту. А те организации, кто собирал деньги, все получили отчет и мою роспись!».

— Трубников Александр Петрович пришел с женщиной из ветеранской организации перед Новым годом. Они принесли Любе подарок и оставшиеся деньги — 11 720 рублей. За эти деньги я расписалась. Потом пришел Максим Рассамакин. Я сначала думаю: что случилось? А он говорит: «Мы пришли Любовь Григорьевну проведать, но ничего не стали покупать, а принесли деньги». Я расписалась за получение и на эти деньги купила стиральную машину — вон стоит… Дальше какая-то организация, не знаю, «Курский Бомонд» называется — 72 или 74 тысячи рублей, девушка тоже принесла деньги. Я расписалась за эти деньги. Это все, что я получила на руки, лично.

— Значит, когда мне Ваня сказал ехать в банк за выпиской, мы с Ярославом поехали, и мне дали выписку — она у меня есть. И тут звонок от Ивана. Ярослав ему сказал, что все нормально, мы сейчас в Сбербанке, взяли остаток. Тот что-то ему сказал, и мне сразу Ярослав передает: «Поехали к Ване чай пить. Мама в больнице у него, и сейчас там какой-то товарищ из Москвы, негр или сириец какой-то, его друг. Ваня говорит: давайте чаю попьем, посмотрите, как я живу!». И мы поехали. Думаю: ладно, на полчаса — я долго не смогу, Люба одна же там…

— Когда мы заходили в квартиру, он взял у меня сумку, там ее где-то в прихожей и поставил, где мы разделись. Прошли в кухню, чай попили, пришел этот сириец, посидели, пообщались. Я посмотрела на время и сказала: мне уже надо идти, Люба больная и, когда одна, беспокоится. «Ну идемте, провожу», — сказал Хоров. Мы с Ярославом выходим в коридор, а он эту сумку выносит из своей комнаты. У меня сразу мелькнуло в голове: что она там делала, сумка? Если пальто висело в прихожей… Зачем там была сумка? Ну не важно: была — значит была! Поехали домой…

— Значит, в этот же вечер я полезла в эту сумку, вынимать выписку. Думаю: а где же карточка? Смотрю — нету! Тогда я набираю Ярослава и говорю: посмотри в машине! Может, я ее там уронила? В общем, пропала карточка у меня! Он говорит: «А почему вы думаете, что она в машине?». Я говорю: «Может, когда Ваня выносил сумку или я садилась, она могла выскочить». «Хорошо, я посмотрю! Но сейчас поздно уже. Я дома, а машина стоит внизу. Давайте завтра?». Я говорю: «Ну хорошо, давай завтра с утра». И вот понимаете, что-то меня насторожило! Я утром сразу позвонила. Он говорит: «Ну я сейчас сбегаю! Попозже». Я ему говорю: «Ярослав, это документ! Спустись и посмотри, пожалуйста». Он звонит и говорит: «Нету». Я звоню Ивану. Раз звоню, два звоню и на третий все-таки дозваниваюсь. Он такой полусонный, я ему говорю: «Послушай, где моя карточка? Я не нашла ее, посмотри у себя». «А как она у меня может оказаться?» Я ему говорю: «Ну ты же сумку брал».― «Нет, может быть посмотрю, но у меня нету карточки!» Ну, на нет, как говорится, и суда нет…

— Когда по телевизору показали, как бабушке деньги отдали — 573 000 рублей, именно после этого она стала себя плохо чувствовать и потихоньку увядать. После передачи она никак не могла понять, почему у нее деньги сразу забрали. Зачем была эта комедия?..

— И вот, значит, идет передача. Это когда мы в Москву к Гордону приехали и Хоров взял с меня расписку о 50 тысячах. Перед записью ко мне подошел мужчина, армянин, и говорит: «Галина Александровна, я все прочел о вас. Мне рассказали здесь много, я встречался с Гордоном, он мне все рассказал, и я вот от себя лично хочу вам дать какую-то сумму на этой передаче». Я говорю: «Спасибо большое». Ну, значит, идет передача, все во всем разобрались, и мы, и ведущие, и юристы. И значит, в конце передачи Саша говорит (Гордон. — Прим.авт.): «Мы хотим обрадовать. Вот конверт — там на помощь и на текущие расходы от…». Я поблагодарила, а конверт положить некуда, и я его Ване отдала. После этой записи передачи нас обступили все: то с тем разговариваю, то с тем разговариваю. А Иван сказал, что у него голова разболелась и он в номер пойдет спать. Когда я пришла — он спал. Я говорю: «А где конверт?». Он из своего пиджака достает конверт и подает мне. Ну и потом, когда мы уже стали собираться, я посчитала: там было 100 тысяч. Но дело не в этом. Я их положила к себе, спасибо ему сказала, и на том дело закончилось. Но когда я приехала в Курск, произошло еще кое-что, о чем я позже вам расскажу…

В гостях у Любови Козинец

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ…

— Памятник Бессмертного полка живым ветеранам — это же кощунство! Надо живым помогать. А покойник потому и покойник — в покое находиться должен! Это сатанинский ритуал, дикий ритуал — вообще! Я не знаю, что это такое…

— Хорошо, что я его недавно не впустила, когда он стучался. Ко мне ходила Юля, она заканчивала КГУ и была когда-то в Бессмертном полку. А сейчас она о них очень плохого мнения и даже не хочет с ними разговаривать…- Юля приходила ко мне, а Ваня, значит, ее увидел и стал звонить сюда и стучаться в окна все. А у меня ж видеозвонок: я смотрю, вижу, кто там, и дверь не открыла. Так она вышла, а он ей: «Почему мне не открывают?». Она говорит: «Я не знаю, сам разбирайся». Он на следующий день стал звонить, и я опять не пустила. Все, на этом мы общение закончили.

— А насчет фотографий в Интернете:я вообще понятия не имела и не давала согласия для фото со мной. И уж тем более —для выкладывания их в Интернет. С бабушкой они часто снимались вместе, но чтобы со мной — впервые вижу!..

Такая вот история. Выводы делайте сами. Впрочем, это не финал истории. Мы связались с Александром Гордоном, Ваге Грантовичем Степаняном, а также еще рядом лиц, которые пояснили нам многие, ранее неизвестные общественности подробности и рассказали о ряде аспектов странного поведения г‑на Хорова.

P.S. Когда верстался номер…

В тот момент, когда данная статья готовилась к публикации, в Курске состоялось некое собрание, точнее – псевдоконференция. Инициатором которой выступил г-н Хоров. Очень уж срочно понадобилось Immortalу, чтобы избрали его руководителем отделения. Все бы ничего, вот только «конференция» эта оказалась нелегитимной. И не потому, что проводилась в развлекательном комплексе Мегагринн на 5 этаже при наличии у КРО ООД БПР помещения в КГУ. А потому, что проводилась вопреки Уставу ООД и об этом камлании во славу ИХа не был предупрежден ряд членов отделения. Центральный штаб Бессмертного полка в курсе прошедшего фарса и федеральный центр однозначно против таких махинаций. Из известных курян на «голосовании» присутствовал Валерий Акиньшин, который якобы, по неподтвержденной информации должен был занять должность руководителя исполкома реготделения Полка. Однако господин Акиньшин принял решение о самоотводе. Неоднозначного общественного деятеля господина Горохова, чьим многолетним сателлитом являлся г-н Хоров, на этой тайной вечере замечено не было, но он прислал приветственное письмо.

В общем, очевидно что конвульсивные сокращения Иха бессмысленны и окончательно дискредитируют его, как руководителя КРО ООО Бессмертный Полк России, не способного трезво оценивать реальность. Но окончательным вердиктом в данной ситуации должно стать решение контрольно-ревизионной комиссии центрального штаба о нелигитимности «конференции». КН продолжит следить за развитием ситуации.

АВТОР
Денис ШАЙКИН

Related posts

Leave a Comment